Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[25 сентября] Зачем нам «Кавёр»? Мнения пользователей
[25 сентября] В Кузбассе выдана первая сельская ипотека на строительство жилого дома с нуля
[24 сентября] МТС и Междуреченский водоканал приступили к умному учету воды
[23 сентября] Успейте забрать ваши призы!
[21 сентября] Сбербанк открыл «Бизнес класс» в Кузбассе


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 1 от 22.03.2010

Валерий Игнатьев: «Моя работа мне безумно нравится»

 Валерий Александрович Игнатьев, руководитель «Кемеровской мобильной связи» (ЗАО «TELE2 Кемерово»)
В телекоммуникационном бизнесе Кузбасса Валерий ИГНАТЬЕВ известен давно. Уже четырнадцать лет он возглавляет ЗАО «TELE2 Кемерово», компанию, которая стала одним из лидеров мобильной связи в регионе. Под его началом она обзавелась лицензией, построила сеть в стандарте AMPS, ныне уже мало кому известном. Затем перешла в стандарт GSM, построила сеть по всему региону, увеличила свою абонентскую базу в десятки раз. Сегодня КМС – часть транснациональной компании TELE2, только в России присутствующей в 37 регионах. Всё это время руководителем «Кемеровской мобильной связи» (ЗАО «TELE2 Кемерово») работает Валерий Александрович Игнатьев. О том, как строились первые мобильные сети в Кузбассе в далёкие сегодня 90-е годы, в чём особенности телекоммуникационного бизнеса на региональном и на транснациональном уровне.
 
– Каким образом Вы пришли в «Кемеровскую мобильную связь»?
– Я был у самого основания «Кемеровской мобильной связи». Но ещё до неё в первой половине 90-х гг. прошлого века в Кемерове работала компания «Веста», которую возглавлял Владимир Александрович Полещук (в 1997-1998 гг. зам губернатора Кемеровской области по поддержке предпринимательства, в настоящее время работает в ОАО «Северо-Кузбасская энергетическая компания – прим. Авант-ПАРТНЕР-РЕЙТИНГа) и в которой были разные коммерческие и производственные проекты. Я занимался как раз производственными: мы и картошку сажали, гусей и пчёл разводили, речные перевозки осуществляли и многим другим занимались. В состав компании, например, входил «Сибирский финансовый дом», который работал на фондовом рынке. Крупнейшим производственным проектом было обогащение угля из разубоженной горной массы на Кедровском угольном разрезе.
При этом в компании постоянно искали, куда ещё можно внедриться. И в ходе обсуждения в 1995 году решили заняться сотовым бизнесом. Создали с американскими партнерами компанию «Кузбасстелеком», в которой я был директором. В ней, кстати, было несколько российских акционеров, юридических и физических лиц. Но между американской стороной и российскими участниками доли распределялись в соотношении 50 на 50. «Кузбасстелеком» получил лицензию на частотный диапазон AMPS (он как раз был распространён в США), и следующий шаг должны были сделать американские партнёры, выделить инвестиции. Но они этого не сделали, а мы уже втянулись в этот проект, поняли, что это за бизнес, и стали искать нового инвестора. Нашли его в лице транснациональной компании Millicom, у которой уже были совместные предприятия мобильной связи в некоторых российских регионах, в Курске, Белгороде, Смоленске, Санкт-Петербурге и др. Тоже, кстати, в диапазоне AMPS. Фирма Millicom уже проявляла интерес к Кузбассу, хотела сюда внедриться, её представители приезжали в Кемерово, в компанию «Электросвязь», пытались вести переговоры, но ничего не получалось.
 
– Так ведь у «Электросвязи» уже было сотрудничество с итальянской компанией Italtel, совместное предприятие….
– Да, уже было налаженное сотрудничество, работало СП «Кедр», первый оператор мобильной связи в Кемеровской области. И нам удалось договориться с компанией Millicom о сотрудничестве. Её доля в новом предприятии составила 55%, доля «Весты» – 45%, но все инвестиции обеспечивал зарубежный партнёр. Так вот в марте 1996 года было образовано ЗАО «Кемеровская мобильная связь» (КМС), которое работает и по сей день. Но уже в качестве подразделения TELE2. «Кузбасстелеком» при этом отказался в пользу КМС от своей лицензии на частоту, точнее, если говорить формально, просто отказался, ЗАО «Кемеровская мобильная связь» её получило заново.
 
– А не мог кто-то перехватить её в этот момент?
– Я таких желающих, заинтересованных в её получении в то время не знал.
 
– А как у КМС появилась торговая марка «Би Лайн»? Вы что просто поехали к Зимину и попросили франшизу на неё?
– Да, заключили такой договор. «Би Лайн» был очень известной торговой маркой по всей России, хотя «Вымпелком» работал только в Москве. Но мы были с этой компанией в одной «Ассоциации 800» (она объединяла компании, работавшие в частотном диапазоне 800 МГц), и неудивительно, что 24 региональных сотовых оператора договорилось использовать торговую марку «Би Лайн». Такое положение существовало до 2000 года, пока «Вымпелком» не собрался заходить в регионы самостоятельно. Тогда КМС отказалась от его марки, и перешла на марку FORA.
 
– А она откуда появилась?
– FORA – это марка из Санкт-Петербурга, от компании «Фора Телеком». В ней тоже участвовала фирма Millicom, которая и решила применить марку FORA для pre-paid контрактов всех своих совместных компаний в российских регионах. Но у нас FORA применялась только для pre-paid.
 
– А к TELE2 Вы плавно перешли уже после сделки по продаже КМС...
– Да, компания была продана. Вначале долю «Весты» в 45% выкупил Millicom, а уже потом все 100% КМС были проданы шведской компании TELE2.
 
– А как Вы вообще пришли в телеком? И почему именно в мобильную связь?
– Я как раз специалист телекома, окончил Томский институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники (ТИАСУР) по специальности «промышленная электроника». Так что работаю по профилю. Другое дело, что до 1996 года пришлось заниматься другими делами, но с созданием КМС можно сказать, что я вернулся в профессию.
 
– Как Вам удается так долго работать в одной компании? Тем более, что в ней поменялось уже столько собственников? Поделитесь секретами…
– Во-первых, эта работа мне безумно нравится. Лично мне. Некоторые современные психологи говорят, что в наше время работу нужно менять каждые пять лет. Но моя нынешняя работа этого не требует, т.к. здесь колоссальная динамика. Тут нет времени работать спокойно, насколько всё быстро и глубоко меняется. И вся инфраструктура, и конкурентная среда. Идёшь утром на работу и не знаешь, что тебя ждёт. К чести, нынешних владельцев компании они очень легки на подъём, и гибкость – это один из принципов работы TELE2. Мне это очень нравится и вполне устраивает. И можно сказать, что на моей работе обновление идёт даже чаще, чем раз в пять лет.
Во-вторых, мало меня устраивать, нужно, чтобы и я собственников устраивал. И я стараюсь.
 
– Насколько сложно работать в этом бизнесе? Что в нём важнее для руководителя – быть больше инженером или финансистом? Или кем-то ещё?
– Для успешной работы предприятия первым делом нужны специалисты. Потом ресурсы. Перед первыми ставятся цели, потом контролируются они и использование ресурсов. Этим как раз и занимается директор. При этом нужно найти специалиста и понять, разобраться, что он таковым является. Нужно грамотно поставить перед ним цель, чтобы она не была для него слишком лёгкой и приводила к желаемому результату. Контролировать при этом надо аккуратно, не сбивая с толку. Для этого директору, конечно, нужно быть немножко специалистом в основных направлениях, слагающих бизнес.
 
– А Вы вникаете в процесс реализации специалистом поставленной задачи?
– Я периодически изучаю состояние этого процесса, но вести его должен сам специалист. В меру моего понимания определяю, хороша или плоха ситуация, но это не окончательное решение, я обсуждаю своё понимание со специалистами. Ведь я могу элементарно заблуждаться, вот пусть они меня разубедят. Но в тонкости не вхожу, я – организатор, менеджер.
 
– Как Вам работается в транснациональной компании? Сильно отличается от работы в российском бизнесе? Насколько сложно было входить в транснациональный бизнес?
– Да как-то само собой, плавно получилось это вхождение. Когда основным владельцем КМС была компания Millicom, она особо не вмешивалась в наши внутренние дела. Ей было важно сделать вложение и получить отдачу. И я работал, как работал. TELE2 – это, конечно, другая компания. Это – оператор, опытный, знающий, как делать сотовый бизнес. Когда они приобретали КМС, вице-президент TELE2 вел со мной беседу, и я с ним заспорил, доказывая как раз, что у нас надо работать по-особому. Он в ответ спросил: «Сколько у вас абонентов?» Я с гордостью сообщил, что 15 тысяч, а он: «У нас в Европе 15 миллионов». Я ответил: «Сдаюсь». Они грамотные люди, знают, что делать, но всегда прислушиваются к мнению регионов. И это очень хорошо помогает в работе.
 
– А нет дополнительных сложностей от того, что TELE2 – публичная компания?
– Как директор региональной компании я ощущаю это в первую очередь в наличии показателей, благодаря которым компания получает более высокие котировки на бирже. Эти показатели нужно жёстко выдерживать. Например, для сотового бизнеса очень важно количество абонентов на одного сотрудника. И что получается? Мы очень большой объём работ отдаём на аутсорсинг. Казалось бы, это только увеличивает затраты компании. Но сокращаются внутренние расходы компании, и специалисты освобождаются для решения более важных целей. Простой пример: я четырнадцать лет работаю руководителем компании, у меня есть водитель с автомобилем, но не из нашей компании. При этом расходы на услуги, переданные на аутсорсинг, только в масштабах всего холдинга TELE2 должны быть меньше аналогичных расходов, когда эти услуги оказывали собственные сотрудники. В масштабах отдельной региональной компании это соотношение может быть и обратным.
 
– А TELE2 сразу поставила задачу КМС увеличить абонентскую базу с 15 тысяч, скажем, до 100 тысяч или до 200 тысяч?
– Они никогда не ставили подобных целей. TELE2 просто строит прогнозы.
 
– Исходя из чего?
– Исходя из данных по региональному рынку. Конечно, при этом наши акционеры учитывают ситуацию не только по Кемеровской области, но и строят прогнозы по Томской области, по Новосибирской области и по стране в целом.
 
– А как можно было прогнозировать в 2002 году, что через 6-7 лет в Кузбассе будет более двух миллионов абонентов, по количеству выданных сим-карт?
– Таких долгосрочных прогнозов никогда не было. Мы всегда развивались с планированием в пределах года. То, что этот бизнес может быть высокоэффективным, ни у кого сомнений не было. А дальше, исходя из такого предположения, идёт процесс развития. Пошагово. Мы при этом всегда стремились к максимальному результату, неважно, как он отличается от прогноза.
 
– Как принималось решение о строительстве общерегиональной сети, ведь первоначально КМС работала только в трёх городах – в Кемерове, в Новокузнецке и в Ленинске-Кузнецком?
– В начале 2000-х гг. стало известно, что лицензии на частотах AMPS государство продлевать не будет, что эти частоты будут отданы под цифровое телевидение. У КМС эта лицензия была до 2006 года, и операторы AMPS, «Ассоциация 800» стали добиваться от государства решения этой проблемы, ведь нужно было что-то делать с абонентами. Государство решило выдать всем владельцам лицензий на AMPS лицензии стандарта GSM в диапазоне 1800 МГц. Что касается решения о строительстве сети по всему региону, то для TELE2 как для оператора оно было вполне естественным.
 
– Трудно было строить общерегиональную сеть?
– Непросто. Были и помехи со стороны оператора фиксированной связи, у которого была своя компания мобильной связи, и попытки других операторов «не пускать» конкурентов всякими ограничениями и высокими тарифами, но все это уже в прошлом. Сегодня, кстати, такие методы уже не проходят, более того, они запрещены законодательством.
 
– Каким видится дальнейшее развитие сети? 3G? 4G?
– Это естественный путь эволюции мобильной связи. Стандарт GSM рано или поздно уйдёт, и все операторы, желающие остаться на рынке просто обязаны использовать любую возможность работать в более высоком стандарте. Но частоты – это природный ресурс, который как нефть ограничен в количестве и месту расположения. У нас в России довольно запутанная сетка частот, основная их часть принадлежит военным, свободных частот для гражданского пользования мало. Что касается частот для связи третьего поколения, по ним регулятор пока выдал на всю страну только три лицензии. Больше их нет ни у кого. Причем в Москве 3G вплоть до конца прошлого года не могла развиваться из-за отсутствия свободных частот, пока уже президент России не высказал своего определённого мнения по этому поводу. Сейчас идёт речь о получении лицензий на связь четвёртого поколения, 4G. Компания TELE2 в этом конкурсе активно участвует. Что из этого получится, пока говорить рано. При этом TELE2 стратегически стремится стать четвертым общенациональным оператором в России.
 
– Вам никогда не хотелось поменять менеджмент на собственный бизнес? Чтобы не зависеть от кого-то стоящего сверху…?
–С моей точки зрения, лучше быть менеджером в крупной компании, чем собственником в своей, но небольшой. Но решение по этому поводу зависит от того, кто и как себя хочет проявить. Я полагаю, что крупного бизнеса мне не создать, а заниматься мелким бизнесом мне неинтересно.
 
– Как Вы отвлекаетесь от рабочих проблем? Что для Вас в этом случае «психотерапия»?
– Никакого особенного, «крутого» хобби у меня нет. Есть несколько любимых занятий, плюс я очень легко отвлекаюсь от работы. Могу в отпуске о ней совсем не вспоминать. Люблю читать. Современную литературу постоянно изучаю, пытаюсь найти себе любимых авторов, и отечественных, и зарубежных. Сейчас мне интересен Михаил Веллер. Первой из его книг прочитал «Легенды Невского проспекта», был в полном восторге, и пошло… Теперь собрал, наверное, десятка полтора его книг. Летом отвлечение – дача. Там люблю строить – в 1988 году начал учиться, так, с тех пор постоянно занимаюсь этим: построил дом, печь сам сложил…. Ещё люблю в отпуск поехать куда-нибудь на автомобиле. На Байкале был дважды, на Урале, в Казахстане к примеру.
 
– Можете ли Вы сказать про себя, что Вы семейный человек?
– И да, и нет. Нет, потому, что много себя отдаю работе, это время не могу дать семье. Да, потому что без этого я себя тоже не мыслю. Приведу такую простую аналогию: человек вкручивает лампочку и стоит на табуретке, она зашаталась, тут уже не до лампочки. Семья – это такая опора, фундамент. Без этого я не могу.

Рубрики:

Деловые новости

[28 сентября] В 2020 году в Кузбассе восстановят 11,65 тыс. га леса
[28 сентября] Дефицит бюджета Новокузнецка на 2020 год вырос до 500 млн рублей
[28 сентября] Угольные цены на Атлантическом рынке растут из-за снижения предложения
[27 сентября] Работодателям Кузбасса вновь рекомендовано перевести работников на дистанционный режим
[26 сентября] Министр образования Кузбасса заразилась коронавирусной инфекцией

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко