Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[30 января] «Ростелеком» подключил видеонаблюдение и Wi-Fi в школах Кемеровской области
[30 января] ВТБ в Кузбассе вдвое увеличил число партнеров – поставщиков услуг в онлайн - каналах
[27 января] Музей СУЭК вошел в ТОП лучших корпоративных музеев страны
[27 января] «Идентичный Кемерово» запускает конкурс для творческих горожан — стань автором открытки
[26 января] МегаФон усиливает направление мобильной коммерции


 
 

Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Где вы встретили новый год?








результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 2 от 26.05.2011

Настоящее и будущее угля

В начале мая в Кемерове в качестве расширенного заседания российского оргкомитета Всемирного Горного Конгресса (ВГК) прошла научно-практическая конференция «Уголь в мировой экономике». Это была уже вторая за последние три года попытка властей Кузбасса оценить состояние дел в отрасли в контексте мирового развития угледобычи и привлечь внимание к необходимости налаживания глубокой переработки и угля. Форум показал, что роль угля в мировой экономике только растёт, а вот перспективы отрасли в России представляются противоречивой картиной.
 
 
Прошлый угольный форум — «Первая Международная угольная конференция «Инновационные технологии переработки угля и дегазации угольных пластов» — проходил в октябре 2008 года. С того момента угольная отрасль, как России, так и Кузбасса, успела резко сократить добычу в период кризиса, восстановиться на фоне высоких цен на уголь, но заметными проектами в сфере глубокой переработки угля или в угольной генерации пока не отметилась. Неясно когда и кем будут реализованы такие проекты в обозримом будущем. Общий интерес проявляется, о чём, в частности, свидетельствует и данный форум, но конкретные проекты пока не запускаются.
По мнению губернатора Кузбасса Амана Тулеева (аналогичная позиция была у него и на прошлом подобном форуме три года назад), у угольной промышленности России и Кузбасса хорошие рыночные перспективы. Он напомнил, что в свете последних событий вокруг атомной станции «Фукусима-1» в Японии прогнозируется рост потребления угля в этой стране и в Германии на 27-30 млн тонн уже в следующем году, и что он рассчитывает, что «Кузбасс войдет в эту нишу». В соответствие с разработанной властями стратегией развития отрасли в регионе до 2025 года добыча угля вырастет на 30% (в прошлом году она составила рекордные 185,5 млн тонн), и около половины её к этому времени, 120 млн тонн, будет уходить на экспорт.
Поставки угля на внешний рынок Аман Тулеев охарактеризовал как стабильный источник доходов, но будущее увидел за развитием новых технологий переработки угля, таких как угольная электрогенерация и углехимия. Среди объектов этой новой угольной отрасли, которая начинает формироваться в Кузбассе, он назвал Кузбасский технопарк, Институт углехимии и химического материаловедения СО РАН, как часть будущего Академгородка, «угленаукограда», инновационные проекты — по добыче угольного метана, который развивает ОАО «Газпром», и по глубокой переработке угля на Караканском угольном месторождении (КарТЭК ЗАО «Шахта «Беловская»).
О главной причине, которая может послужить стимулом для развития переработки угля, о снижении внутреннего спроса на уголь, сообщил заместитель министра энергетики России Анатолий Яновский, представивший долгосрочную программу развития угольной промышленности России до 2030 года. Впрочем, он сделал ставку на внешние стимулы роста. По его данным, внутреннее потребление угля в стране постоянно сокращается, как относительно, так и абсолютно, из-за конкуренции природного газа. Цена на него выросла, но пока всего в 1,3 раза выше цены угля (в пересчете на теплотворную составляющую), что с учетом транспортных расходов и затрат на утилизацию золы делает невыгодным его применение. Чтобы реально конкурировать с газом, уголь, по оценке зам министра, должен быть в 3 раза дешевле газа. Но цены на него регулируются правительством, и пока не повышаются, как планировалось ранее. Тем не менее, долгосрочная программа развития отрасли предусматривает увеличение добычи угля в стране с 323 млн тонн в 2010 году до 430 млн тонн в 2030 году. «В этих условиях только экспорт является источником роста для отрасли» —сделал вывод зам. министра.
Игорь Кожуховский, гендиректор ЗАО «Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике», отметил, что государственное планирование и прогнозирование меняется не в пользу угля. Первая энергетическая стратегия России, принятая в 2003 году и ее версия 2008 года предусматривали, что потребление и доля угля в топливном балансе страны будут больше, чем это предусмотрено нынешней долгосрочной программой. Из 200 ГВт новых энергетических мощностей, которые предусмотрено ввести в строй до 2030 года, на угле планируется построить только 23 ГВт, на газе — 83, ядерных — 43.
Помимо внутренних факторов развития российского углепрома, есть и внешние. Одним из них, самым важным, который уже влияет и, безусловно, будет в обозримом будущем оказывать влияние на всю мировую угольную промышленность, является, конечно, Китай, его гигантская угольная индустрия. Как сообщил на форуме заместитель председателя Ассоциации угольной промышленности Китая Ван Гуандэ, за последние 5 лет добыча угля в этой стране выросла в 1,35 раза, до 3,4 млрд тонн, а за 60 лет существования КНР в 100 раз. По его данным, в 2005-2010 годах инвестиции в угольную промышленность выросли по сравнению с предыдущей пятилеткой в 5 с лишним раз и составили 1,25 трлн юаней (более 180 млрд долларов), число добывающих предприятий достигло 14,4 тысяч с общей производительностью 3,6 млрд тонн в год. Впрочем, несмотря на такие быстрые темпы роста и огромный объём производства, Китай не в состоянии удовлетворять полностью свои потребности в угле, как отметил Ван Гуандэ, в 2008 году поставки угля на экспорт и его импорт сравнялись, а уже в следующем году ввоз превысил вывоз на 100 млн тонн.
 
 
Председатель президиума Кемеровского научного центра СО РАН Алексей Конторович отметил, что именно за счёт Китая, а также Индии, Австралии и Индонезии, в начале XXI века был зафиксирован беспрецедентный рост добычи угля в мире. За 10 лет она выросла на 2,5 млрд тонн и составила 7,1 млрд тонн, в прошлом веке для обеспечения такого прироста понадобилось 77 лет. Если весь прошлый век доля угля в мировом энергетическом балансе падала, то в нынешнем веке вновь начала расти. В 2009 году она составила 31% (в конце прошлого века она сокращалась до 25%). Поднялись и цены на уголь: если в 90-е годы прошлого столетия они составляли в среднем 30-40 долларов за тонну на рынке Северо-Западной Европы, 27-32 доллара в США и 35-50 долларов на импортный энергетический уголь в Японии, то в последнее десятилетие они поднялись с 35-50 долларов в начале века до 70-110 долларов в 2010 году. На коксующиеся марки — ещё выше.
Всё это, по оценке академика, указывает на значительный рост спроса на уголь. И обеспечили этот рост энергетически слабо обеспеченные страны, те, в которых в конце прошлого века душевое потребление энергии не превышало 1 тонн условного топлива в год. Соответственно, весь прирост добычи в новом веке обеспечили Китай, Индия, Индонезия и Австралия (в данном случае не для себя, а на экспорт, в том числе в Китай и Индию). В развитых странах, за исключением США, где угольной отрасли уделяется большое внимание, продолжается «газовая пауза». И с такими темпами роста, выразил сомнение Алексей Конторович, наличные запасы угля будут истощены уже до конца нынешнего столетия. Причём с учётом неравномерности запасов (по этому показателю доминируют Россия и США, не слишком быстро наращивающие добычу, на них приходится половина мировых запасов угля, на Китай, Индию и Австралию — еще 35%) — некоторые ныне ведущие угольные страны выберут свои запасы даже раньше. Впрочем, этот тезис разделяли не все участники форума. По оценке Александра Шумовского, сотрудника Института горного дела им. Скочинского, мировые запасы нефти в ходе их разработки израсходованы уже на 90%, природного газа — на 75%, а угля — всего на 2%. Возможно, в данном случае важно, кто из экспертов какие имел в виду запасы: разведанные, подготовленные к добыче, прогнозные.
 
 
Интересно, что на вопрос, «Хватит ли угля», пытался ответить и Питер Хиксон, руководитель отдела анализа сырьевых рынков банка UBS. По его оценке, с сегодняшними объёмами добычи угля Китай выступает «маржинальным производителем», т.е. «игроком», определяющим ситуацию на всём мировом рынке. Сам факт его импорта и размеры зависят от темпов прироста добычи с учётом того, что потребление энергоресурсов на душу населения в Китае по-прежнему отстаёт от развитых экономик и, соответственно, сокращение разрыва идёт довольно быстро. В 2010-2011 годах китайский импорт угля стабилизировался на фоне роста мировых цен, не исключено, что этот рост «вызовет ответную реакцию Китая». Какой бы она ни была эта «реакция», её влияние на мировой рынок и на российскую угольную промышленность, с растущей внешней ориентацией, будет определяющим.
Кроме того, отметил Питер Хиксон, китайская энергетика подвержена сильным сезонным колебаниям. Значительная часть электроэнергии вырабатывается на гидроэлектростанциях, а их загрузка зависит от уровня воды в реках — ожидаемая этим летом засуха «может привести к нехватке электроэнергии». Аналогичным образом зависит от природного фактора и поддержки угольной генерации ветроэнергетика Китая, хотя ветроэлектростанций уже построено общей мощностью 45 ГВт (это примерно 10 таких энергосистем как «Кузбассэнерго»). Поэтому, сделал вывод аналитик банка UBS, даже «небольшие изменения показателей Китая отразятся на мировых балансах в увеличенном масштабе». К примеру, рост добычи угля в КНР с темпом 8% в год приведёт к полному отказу от импорта, а снижение этих темпов до 4% к «истощению рынка импортного угля», т.е. к полному дефициту угля на мировом рынке. Хотя по прогнозу самого аналитика добыча угля в Китае будет расти с темпом 5% в год, а увеличение импорта угля приведёт к росту цен и на уголь внутреннего производства.
Пока не видно, что эти факторы и проблемы (а, помимо Китая, Питер Хиксон призвал обратить внимание и на растущую угольную промышленность и потребности в угле Индии) серьёзно беспокоили российских угольщиков, и они готовились к ним. Хотя некоторые проекты в отрасли (освоение «Мечелом» Эльгинского месторождения в Якутии) и усиленный интерес к приобретению/строительству портовых мощностей на Дальнем Востоке можно отнести к попыткам заметить эти обстоятельства, встроить себя в тенденцию, обусловленную развитием Китая.
На форуме были отмечены и определенные риски в растущей зависимости отрасли от внешнего спроса. Так Георгий Краснянский, председатель Российского оргкомитета ВГК и владелец ЗАО «Шахта «Беловская», назвал расходы на транспортировку угля на экспорт «упущенной выгодой». Из этого обстоятельства и того факта, что за последние годы емкость внутреннего рынка угля сократилась в 2 раза, сделал «простой» вывод — «у российских угольщиков нет другого выхода, как самим комплексно использовать угольные месторождения». Т.е. развивать производство синтез-газа, полукокса, электроэнергии и тепла, создавать продукты с высокой добавленной стоимостью. Алексей Конторович сделал вывод о необходимости глубокой переработки, указывая на «иллюзию» неисчерпаемости запасов угля, которые могут скоро подойти к концу.
Впрочем, применительно к Кузбассу перспективы глубокой переработки угля просматриваются не так уж легко. Несмотря на обилие угля, развитую добычу, наличие промышленной и транспортной инфраструктуры. Всё последнее десятилетие, за которое добыча угля в Кузнецком бассейне практически удвоилась, в регионе ведутся разговоры о необходимости строительства новых электростанций. Желательно «на борту разреза». Несколько раз интерес к таким проектам публично проявляли даже иностранные инвесторы, не говоря о крупных угольных и металлургических компаниях. Однако, пока ни одного проекта не реализовано, хотя затраты на них вполне соизмеримы с затратами на расширение угледобывающих мощностей и приобретение новых угольных участков.
Неочевидно, что интерес будет проявлен к другим, технологически более сложным и дорогим проектам глубокой переработки угля. Хотя из докладов на форуме стало ясно — соответствующие технологии подготовлены, а оборудование выпускается едва ли не серийно. Так Игорь Соловьев из компании General Electric and Energy сообщил, что современные технологии газификации угля с последующей выработкой тепла, синтез-газа и его химической переработкой достаточно неплохо отработаны. Установки газификации отличаются «высочайшей надежностью» — работают без поломок и остановок 94% времени года. Газификация угля экологичнее его прямого сжигания в котлах тепловых электростанций. И все же, реализация проектов газификации угля, как показывает практика Китая и других стран, требует государственной поддержки, налоговых и кредитных льгот.
По оценке же Александра Шумовского, в мире отсутствуют технологии производства из угля синтетического топлива (Coal-To-Luiqid), отвечающие понятию «инновационные». А те, что применяются сегодня в Южной Африке и в Китае отличаются большим потреблением воды (10-12 тонн на 1 одну синтетического жидкого топлива (СЖТ) из угля), требуют огромных инвестиций  — в ЮАР, к примеру, они составляют 5 млрд долларов на 1 млн тонн мощности синтетического жидкого топлива из угля в год. Тем не менее, сообщил он, российские угольщики проявляют интерес к такому использованию угля, в частности, компания «Мечел» обозначала его в своем обращении в институт горного дела им. Скочинского, имея в виду строительство завода по производству СЖТ (дизтоплива) из угля Эльгинского месторождения.
Член Совета Федерации от Кузбасса Сергей Шатиров, председательствовавший на форуме, заметил, что дискуссия в Кемерове была организована, чтобы обратить внимание угольщиков на то, что происходит в отрасли в целом и в сфере глубокой переработки угля. В частности, по его мнению, в России и в мире «происходит переосмысление структуры энергетического баланса». Поскольку приходится «сталкиваться с новыми вызовами в сфере энергетики (изменение климата, экологические проблемы, проблемы ядерной энергетики, вскрывшиеся в ходе катастрофы в Японии), перед угольщиками стоит задача определить, куда двигаться». Не исключено, что направление будет выбрано уже очень скоро.
 

Рубрики:

Деловые новости

[30 января] На шахте «Талдинская-Западная-1» «СУЭК-Кузбасс» введена в строй новая лава на 4,4 млн тонн
[30 января] Основные показатели областного бюджета выросли в прошлом году на треть
[30 января] Взыскание 4 млрд рублей убытков с контролирующих лиц шахты «Алексиевская» оспорено
[27 января] «Палата» станет складом Wildberries
[27 января] Бывший арбитражный управляющий прокопьевской компании «Ман» осужден за растрату

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


Новинка: видеоинтервью!

Больше интервью

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко