Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[23 сентября] Успейте забрать ваши призы!
[21 сентября] Сбербанк открыл «Бизнес класс» в Кузбассе
[18 сентября] ВТБ запускает для бизнеса новое приложение для приема платежей по QR-коду
[18 сентября] Приглашаем представителей МСП принять участие в опросе
[17 сентября] Хочешь в IT? «Кафедра Good Line» открыла набор


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 4 от 10.12.2014

Угольный исход

Андрей Гаммершмидт, заместитель губернатора Кемеровской области по угольной промышленности и энергетике Анатолий Яновский, заместитель министра энергетики России Эдуард Алексеенко, первый заместитель гендиректора ОАО «Кузбасская топливная компания»
По оценке Андрея Гаммершмидта, добыча угля в этом году вырастет как минимум на 3 млн тонн, и по итогам всего года власти региона ожидают, что она будет больше 206 млн тонн против 203 млн в прошлом году
По оценке заместителя министра энергетики России Анатолия Яновского в этом году экспорт угля из России вырастет до 150 млн тонн (138 млн в прошлом году) при сохранении добычи на уровне прошлого года
По данным Эдуарда Алексеенко, снижение стоимости энергетического угля с начала 2014 года составило 20%, и дальнейшее падение цен возможно, «это ещё не дно», в результате «уже более 60% производителей угля в мире работают в убыток»
 
Главная отрасль Кузбасса, угольная, уже второй год находится в сложном положении – цены на продукцию находятся на низком уровне и не прекращают снижаться. Соответственно, растёт убыточность производства, сокращаются инвестиции. В таких условиях перспективы угольщиков выглядят, как минимум, сложными. Впрочем, в таком же положении оказались угольщики не только в России, но и в других ведущих угольных странах мира, в Австралии, в Индонезии, и даже в главной угольной державе мира, в Китае.
 
Причина очевидна – энергоресурсов в избытке, предложение превышает спрос, и на рынке диктует свои правила потребитель, а не производитель. Он, естественно, хочет платить за энергоносители, будь то уголь или нефть, или газ, меньше. И когда предложение избыточно, производителю ничего не остаётся, как соглашаться на условия покупателя. Цены падают и не восстанавливаются. И такая ситуация с осени нынешнего года складывается не только на рынке угля, но и на рынке нефти, где тоже пошло крутое падение цен (на уголь они хотя бы снижались относительно плавно в течение двух лет). Не исключено, что, как и в угольной отрасли, в нефтедобыче это также приведёт к сокращениям, в том числе, и в России.
 
Рост на вынос

С начала года добыча угля в России практически не изменилась. Как сообщило Центральное диспетчерское управления (ЦДУ) ТЭК, за 10 месяцев 2014 года добыча угля в стране составила 287,3 млн тонн, что примерно на том же уровне, что и годом ранее. Падение добычи, на 1-3%, наблюдавшееся в первой половине года, постепенно сменилось небольшим ростом, выведшим показатели на уровень прошлого года. Всё произошло исключительно за счёт вывоза угля – экспорт за 10 месяцев вырос на 9,6%, до 127,85 млн тонн (115,8 млн тонн в страны дальнего зарубежья). В первую очередь за счёт экспорта угля энергетических марок, вывоз коксующегося угля даже уменьшился на 4,2% и составил 15,3 млн тонн (данные за 9 месяцев 2014 года). Быстрее всего растёт экспорт российского угля в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) – на 57,6% за 9 месяцев 2014 года, до 35,65 млн тонн. Для некоторых из российских угольщиков этот рынок уже стал главным для сбыта своей продукции. В частности, компания «Мечел» сообщает, 75% всего её угольного экспорта приходится на страны АТР, и в этом году туда будет отправлено более 13,5 млн тонн угля. Через порт Посьет, принадлежащий «Мечелу», отгрузка экспортного угля в первом полугодии 2014 года вышла на рекордный уровень в 5,3 млн тонн.
На этом фоне поставка угля на внутренний рынок продолжала снижаться – за 10 месяцев текущего года ещё на 5,4% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года, до 135,6 млн тонн. При этом поставки угля на электростанции сократились на 8,9%, до 65,4 млн тонн. Поставки угля для нужд металлургии выросли на 1% и составили 31,8 млн тонн. Максимальный уровень потребление угля в России, по данным ЦДУ ТЭК, был достигнут ещё в 1988 (!) году, после чего в основных сегментах рынка потребление угля только сокращалось и снизилось в итоге в 1,4 раза. Основной причиной падения спроса на внутреннем рынке традиционно называют вытеснение угля газом, цены которого регулируются и которые продолжают оставаться не настолько выше угольных, чтобы сделать переход с газа на уголь выгодным. Даже в металлургии потребление коксующегося угля практически не растет, притом, что и выплавка чугуна, для которой необходим угольный кокс, и выплавка стали растут (за 10 месяцев 2014 года чугуна – на 2,2%, стали – на 1,9%).

По оценке заместителя директора департамента угольной и торфяной промышленности Минэнерго России Сергея Шумкова, высказанной им в Кемерове в октябре нынешнего года, внутреннее потребление угля сокращается с темпами порядка 12-14%  в прошлом году и 5% в 2014 году. Однако на ту же величину, что проходит сокращение внутреннего потребления угля, увеличивается его экспорт. Действительно, когда собственным потребителям угля больше не требуется, российским угольщикам не остаётся ничего другого, как наращивать поставки зарубежным покупателям. Несмотря на то, что ценовые условия на зарубежном рынке не стали в этом году привлекательнее, а напротив только ухудшились. Например, уровень мировых цен на стандартный энергетический уголь с поставкой из Австралии снизился на сентябрь 2014 года на 15% к уровню сентября 2013 года и составил всего 70,65 доллара за тонну (по данным Института проблем естественных монополий). Впрочем, резкая девальвация рубля, ускорившаяся в последние два месяца, очевидно, увеличит доходы российских угольных экспортёров. По крайней мере, в рублях.

Так или иначе, в этом году экспорт угля из России, по оценке заместителя министра энергетики России Анатолия Яновского, высказанной в Кузбассе в конце августа, вырастет до 150 млн тонн (138 млн в прошлом году) при сохранении добычи на уровне прошлого года. При этом экспорт увеличивают не только кузбасские компании или компании ведущих угольных регионов. Так, по данным агентства «Интерфакс», экспорт угля сахалинских производителей за 9 месяцев 2014 года увеличился почти в полтора раза, до 2,6 млн тонн угля, при куда менее быстром общем росте добычи, на 8%, до 3,14 млн тонн.

В Кузбассе в этом году ожидается увеличение добычи. По оценке заместителя губернатора Кемеровской области по угольной промышленности и энергетике Андрея Гаммершмидта, в этом году добыча угля в регионе вырастет как минимум на 3 млн тонн, только за 9 месяцев текущего года добыча угля в Кузбассе выросла уже на 4,8 млн тонн, и по итогам всего года власти региона ожидают, что она будет больше 206 млн тонн против 203 млн в прошлом году.  При таких темпах роста добычи и экспорта Кузбасс сможет также вывезти за рубеж более 60% своей добычи, порядка 120 млн тонн.
 
Справиться с излишками, преодолеть препятствия

Когда около двух третей производимой продукции является, по сути, излишками, которые не востребованы внутренним рынком, остаётся поставлять их на внешний рынок. Который, конечно, многократно больше не только российского потребления, но и российского производства угля. Один только рынок Китая с потреблением под 4 млрд тонн угля ежегодно чего стоит. Рынок Японии, которая сама не добывает уголь, тоже больше российского. Счёт ежегодных поставок угля на рынки таких стран как Южная Корея, Германия, Великобритания, Турция и Польша также идет на десятки миллионов тонн. Казалось, что российским и кузбасским излишкам там всегда найдётся место и по хорошей цене. Так до последнего времени и было. Однако в последнее время и по снизившимся ценам уголь продать становится непросто. Более того, нужно уже преодолевать различные препятствия экономического, и даже политического свойства.

На мировой рынок угля и его цены ключевое влияние оказывает в первую очередь Китай. Как крупнейший производитель, потребитель и с недавнего времени импортер. Именно когда замедлились темпы роста в экономике Китая, началось падение цен на уголь. К этому неблагоприятному фактору добавилось появление новых и довольно значительных излишков угля с американского рынка, где его также стало вытеснять доступное газовое топливо. Повторилась история с развитием угольной отрасли в России, только гораздо более быстрыми темпами, и за счёт в первую очередь сланцевого газа. Но разницы для угольщиков в данном случае нет. Американский излишек пошёл на ближайший европейский рынок, в итоге, российскому углю стало гораздо выгоднее идти к потребителям в Восточной Азии. Отсюда такой быстрый рост экспорта в этом направлении в этом году (да и в прошлом тоже).

Но сегодня падают и заметно цены на уголь на рынке Китая из-за замедления темпов развития китайской экономики, из-за озабоченности нового руководства страны экологическими проблемами, из-за более быстрого развития ветро- и солнечной энергетики, а также из-за того, что более дешёвый импортный уголь бьёт по доходам отечественных угольщиков. Ведь цены на уголь в Китае были традиционно выше, чем среднемировые, по крайней мере, на энергетический уголь. Как только стали сокращаться темпы роста на китайском угольном рынке, это почувствовали практически все поставщики.

Дополнительным ударом со стороны Китая стало введение с 15 октября пошлин на импорт угля. Правительством КНР были введены пошлины в размере 3% на импорт антрацита и коксующегося угля, 5% – на импорт топливных угольных брикетов, 6% – на импорт битуминозного энергетического угля. В Китае действовали импортные пошлины на уголь, но 10 лет назад они были сняты. И вот введены снова, чтобы поддержать собственных угольщиков, у которых растут издержки и падают цены.
 
Пошлины были не единственной китайской неприятностью для экспортеров угля из любой страны. Перед введением пошлин КНР запретила импорт низкокачественного угля с высоким содержанием серы (св. 0,6%) и золы (св. 15%). От этого запрета сильно пострадали поставки угля из Австралии и ЮАР, а вот введения импортных пошлин на уголь, по оценке агентства Reuters, потеряют в первую очередь Австралия и Россия.

Неслучайно губернатор Кузбасса Аман Тулеев в бюджетном послании на 2015 год отметил китайские препятствия как значительную проблему: «Серьёзно ощутимо для нас сильно врезало то, что Китай, который традиционно много брал у нас угля и металла, в октябре ввёл импортные пошлины на уголь».
 
Трудности со всех сторон

Летом нынешнего года, как заметил Евгений Долженко, директор Новосибирского филиала ОАО «Первая грузовая компания» (ПГК), железнодорожная погрузка кузбасского угля в направлении портов Дальнего Востока сократилась на 15% к уровню аналогичного периода прошлого года. По его оценке, это связано с тем, что на востоке «рынок угля перенасыщен». Поэтому угольщики переориентировались на поставки в западном направлении. Но и на этих рынках ситуация довольно тревожная – уже были отмечены случаи, когда от поставок кузбасского угля потребители в Европе отказывались по последним политическим соображениям. В Польше раздаются требования вообще ввести на российский уголь эмбарго в связи с тем, что цена на него ниже, чем на польский, и поставки из Кузбасса «убивают» местную угледобычу.

Не иначе как противоречивой можно назвать ситуацию вокруг экспорта кузбасского угля на Украину. В октябре появилось сообщение о поставке компанией «Кузбассразрезуголь» 500 тыс. тонн антрацита на электростанции Украины, где возник дефицит угля из-за попадания шахт Донбасса в зону вооруженных столкновений. Без угля энергетика и металлургия Украины работать не смогут, возникший дефицит всё равно придется восполнять за счёт импорта. Руководитель одной из кузбасских компаний рассказывал в конце августа, что поставки коксующегося угля на Украину во второй половине лета выросли, а также начались поставки готового кокса. За счёт этого вырос спрос на коксующийся уголь для переработки на российских коксохимических заводах. Однако в условиях осложнившихся двусторонних отношений между Россией и Украиной даже дефицит угля и выросший на него спрос могут не помочь увеличению поставок из Кузбасса. В конце ноября поставки угля из России на Украину, увеличившиеся было, остановились из-за отказа РЖД отправлять составы с углём в соседнюю страну. Никаких объяснений по этому поводу не последовало, кроме того, что поставки остановлены до 1 декабря.

По данным Сергея Шумкова, в связи с событиями на украинском Донбассе в угольной энергетике Украины возник дефицит углей антрацитовых марок (А и Т). Электростанции Украины предъявляют повышенный спрос на такое топливо, в том числе, и в России, однако, российские угольщики не в состоянии этот спрос удовлетворить полностью, поскольку угля данных марок добывается не так много, и недостаточно для покрытия дефицита украинской энергетики.

Все указанные сложности, как внутреннего свойства, так и на внешних рынках, приводят к неизбежному сокращению доходов угольных компаний. По данным Эдуарда Алексеенко, первого заместителя гендиректора ОАО «Кузбасская топливная компания», снижение стоимости энергетического угля с начала 2014 года составило 20%, и дальнейшее падение цен возможно, «это ещё не дно», в результате «уже более 60% производителей угля в мире работают в убыток». За январь-сентябрь 2014 года 66% всех угольных предприятий Кузбасса отработали с убытком. По данным Кемеровстата, общая сумма полученных ими убытков составила 38,7 млрд рублей (31,4 млрд годом ранее), и превышение убытков над прибылью – 25,4 млрд (17,1 млрд годом ранее). В таких обстоятельствах очень чувствительными для угольщиков становится запланированное на 2015 год повышение расходов на железнодорожные перевозки угля. А дальнейшее сокращение инвестиций, отказ от реализации ранее заявленных проектов и от новых, становятся основным средством снижения издержек. Уходящий год стал беспрецедентным по количеству лицензий на пользование недрами, от которых отказались угольные компании, частично сделав это досрочно, частично отказавшись продлевать заканчивающиеся лицензии.
 
Отказ от угля

Становится всё яснее, что закончилось время, когда угледобыча была привлекательным бизнесом, а сам уголь пользовался спросом в любом виде – сам по себе, в виде активов по добыче и обогащению, в виде лицензий на добычу. К отказам от лицензий на угольные участки в конце года прибавились просто отказы от угля, как бизнеса. В первую очередь, со стороны металлургов.

В ноябре о таком отказе, причем сразу от трёх угольных активов – двух действующих и одного перспективного, только с лицензией – заявило ОАО «Белон» (угольная «дочка» ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», ММК). Точнее, конечно, сам ММК. На выставке «Металл-Экспо» в Москве в середине ноября о намерении продать две шахты из состава «Белона» заявил финансовый директор ММК Сергей Сулимов. А 19 ноября совет директоров ОАО «Белон» принял решение «О переоформлении лицензии на право пользования недрами на участке недр «Новобачатский-2» Краснобродского каменноугольного месторождения с ОАО «Белон» на дочернее общество – ООО «Новобачатский-2». Обычно такая процедура предшествует последующей продаже проектного актива.

Сергей Сулимов сообщил, что намерение продажи относятся к шахтам «Чертинская-Южная» и «Чертинская Коксовая», и отметил, что рассматривается также возможность продажи обогатительной фабрики «Беловская». Как сообщили российские СМИ, покупателя шахт представитель ММК не назвал, сообщил только, что Магнитка хотела бы закрыть намеченную сделку до конца нынешнего года. Что касается участка «Новобачатский-2», он уже не первый с таким названием, от которого отказался «Белон». В марте прошлого года компания таким же образом переоформила на ООО «Разрез «Новобачатский» свои лицензии на участки «Новобачатский 1» (прогнозные ресурсы – 6 млн тонн, была приобретена «Белоном» в 2004 году) и «Новобачатский 3» (прогнозные ресурсы и запасы – 9,5 млн тонн, куплена в 2007 году).

В июле прошлого года компания объявила о продаже ООО «Разрез «Новобачатский», хотя сообщение о завершении сделки появилось только в декабре. Покупателями разреза, который был запущен в 2008 году  с годовой производственной мощностью 500 тыс. тонн угля (коксующаяся марка «К»), выступили три компании из Новокузнецка и одна из Кемерова. Один из этих покупателей уже приобрёл у «Белона» в апреле 2013 года ООО «Комбинат по производству щебня «Беловский каменный карьер» (БКК). Согласно отчётности ОАО «Белон», за разрез «Новобачатский» было выручено 1,1 млрд рублей, за БКК – 149,5 млн.

Перевода лицензию на «Новобачатский-2» не произошло, и «Белон» объявил, что её будет переоформлять на специально для этого созданное ООО «Разрез «Новобачатский-2». Задержка была вызвана тем, что в 2012 году Федеральное агентство по недропользованию РФ приостановило действие данной лицензии в части права на добычу угля, т. к. компания не провела на участке разведку и не поставила оцененные запасы угля на государственный баланс. В связи с приостановкой действия лицензии агентство не разрешило «Белону» переоформление прав на недра на этом участке на ООО «Разрез «Новобачатский». Теперь, когда разведка проведена, лицензия будет переоформляться на созданную в ноябре прошлого года «дочку» – ООО «Разрез «Новобачатский-2». И та в свою очередь вряд ли будет строить разрез по добыче, а будет продана вместе с лицензией. Запасы угля на «Новобачатском-2», согласно отчетности «Белона», составляют 2,8 млн тонн.

Если «Чертинские», «Новобачатский-2», а затем и Беловская ЦОФ будут проданы, у Магнитки останется всего один угольный актив – ЗАО «Шахта «Костромовская» в Ленинске-Кузнецком районе. Отпадёт необходимость в самом ОАО «Белон», и компания скорее всего будет ликвидирована. Такое уже было в её истории, когда в 2010 году ММК, как новый контролирующий акционер, начал распродажу активов «Белона» и ликвидировал как ставшую ненужной управляющую структуру ОАО «ПО «Сибирь-Уголь». Затем непрофильные, а потом и многие угольные активы «Белона» были проданы. В частности, комплекс из обогатительной фабрики и шахты «Листвяжная» (продан за 280 млн долларов холдингу СДС), ООО «Ресурс-Уголь» (с лицензией на участок «Поле шахты «Ерунаковская-2» с запасами 82,8 млн тонн, приобрёл «Мечел»), завод строительных материалов в Ленинске-Кузнецком (купил бывший акционер «Белона» Андрей Добров), металлотрейдинговая сеть и недостроенный завод легких металлоконструкций в Липецке.

Распродажу непрофильных активов представители Магнитки объясняли новой стратегией «Белона», направленной на обеспечение 70% потребностей ММК в коксующемся угле (против имеющихся 35%).

Теперь стало очевидно, что металлургам проще купить этот уголь на падающем рынке, чем заниматься развитием собственных угольных активов, когда сроки возврата денег не просматриваются, либо вложения могут оказаться полностью убыточными. К тому же за последнее время не только сильно упали цены на уголь – в отрасли появились новые «игроки» на рынке коксующегося угля, независимые от металлургических холдингов (такие как «Стройсервис», СДС, «ТопПром») и готовые продавать свою продукцию кому угодно. Время ожесточенной конкуренции за контроль над угольными, да и другими сырьевыми активами, похоже, уходит безвозвратно.
 
Лидерство роста и последствия

Несмотря на текущие сложности угольного рынка и казалось, блеклые перспективы угольной отрасли, в Кузбассе добыча угля растёт. Да, растут убытки угольщиков, им приходится сокращать инвестиции и издержки, но в целом на фоне остальной угольной России в Кузнецком бассейне продолжается рост. Объяснить его можно не только значительной инерцией такой отрасли тяжёлой индустрии как угольная, и тем, что многие компании связаны длинными контрактами. За последние два года в Кузбассе прошла значительная «чистка» отрасли (см. «А-П Рейтинг», май 2014 года, «Последняя реструктуризация»), в результате которой закрылись и выведены с рынка самые старые, самые опасные и убыточные производства, шахты Прокопьевска, Киселевска, Анжеро-Судженска. Часть производств была остановлена в результате техногенных аварий и не была восстановлена, соответственно, значительные инвестиции с неясной окупаемостью не были сделаны в такое восстановление. Оставшиеся в работе предприятия отличаются от закрытых сравнительно более здоровой экономикой, плюс они безопаснее, их деятельность несет меньше рисков аварий и связанных с ними потерь.

Можно добавить, что именно такие предприятия продолжают вводиться в строй в углепроме Кузбасса и в настоящее время. Несмотря на кризис, сложности со сбытом и низкие цены. Инвестиционные проекты в отрасли имеют длинные сроки реализации, и те предприятия, что были введены в строй в этом году, начинали строиться ещё 2-3 или даже 5-7 лет тому назад. В итоге, в этом году были уже пущены шахта «Карагайлинская» в составе шахтоуправления «Карагайлинское» (входит в ООО «Угольная компания «Заречная», контролируемое московским ООО «УВЗ-Логистик») в октябре (мощность – 1,5 млн тонн угля в год), разрезы «Тайбинский» киселёвского ООО «Инвест-Углесбыт» (1,8 млн тонн в год) и разрез «Кийзасский» в Мысках (4,5 млн тонн), а до конца года ожидаются также пуски углеобогатительной фабрики в составе шахтоуправления «Карагайлинское» и фабрики в составе компании «Кузбассразрезуголь» («Калтанская-Энергетическая», возможно, пуск пройдёт уже в январе 2015 года).

Такие предприятия могут добывать уголь с меньшей себестоимостью, и за ними будущее. Именно они продолжают увеличивать добычу, хотя и им не под силу преодолеть неблагоприятные условия современного угольного рынка. К примеру, ОАО «Кузбасская топливная компания», все производства которого, добывающие, обогатительные и транспортные, построены в последние 10-15 лет, за 9 месяцев текущего года получило 469 млн рублей чистого убытка против 329 млн  чистой прибыли годом ранее. Компании удалось на 6,2% снизить себестоимость, до 12,9 млрд рублей против 13,75 млрд годом ранее, однако выручка из падения цен снизилась ещё сильнее, на 8,9%, до 14,52 млрд рублей. И это при увеличении добычи и продаж угля. Кстати, экспорт КТК в страны АТР «приносит незначительные убытки, однако данные поставки не могут быть прерваны во избежание потери привлекательного в долгосрочной перспективе рынка и наработанной клиентской базы в Южной Корее и Японии». Похоже, что данной стратегии следуют и многие другие угольные компании Кузбасса, стремясь сохранить присутствие на рынке, несмотря на убыточность такого присутствия. Ситуация типична для рынка покупателя, когда продукт в избытке, спрос ниже предложения, и именно потребитель диктует цену и условия приобретения. Почти все сырьевые рынки вошли в эту стадию развития еще в конце 2012 года, отставали только нефть и газ. Сегодня подошла очередь нефти, следом, вероятнее всего, будет газ. Нельзя рассчитывать, что высокие цены и увеличенные доходы будут длиться долго, они привлекают дополнительные инвестиции, появляются новые производства, растёт предложение и конкуренция, неизбежно падают цены. 

Рубрики:

Деловые новости

[23 сентября] Новый торговый центр «Южный квартал» в Кемерове планируют к открытию
[23 сентября] На развитие семейного бизнеса выделено 90 млн рублей из областного бюджета
[22 сентября] С шахты «Грамотеинская» взыскали 2,8 млрд рублей
[22 сентября] Решение о возвращении лицензии шахты «Лапичевская» оставлено в силе
[22 сентября] «Ударник полей» начал уборку амаранта на 500 га

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко