Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[11 декабря] ЗАДОЛЖЕННОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЙ ЖКХ ПЕРЕД «КУЗБАССЭНЕРГОСБЫТОМ» ВЫРОСЛА НА 8 %
[7 декабря] РОСГОССТРАХ в Кемеровской области выплатил за поврежденное имущество граждан более 20 млн рублей
[6 декабря] В «черную пятницу» на сайте РОСГОССТРАХа продано в 4 раза больше полисов, чем в обычный пятничный день
[5 декабря] ВТБ в Кузбассе отмечает повышенный интерес бизнеса к ВЭД
[4 декабря] Банк ВТБ в Кузбассе выдал 1,5 тысячную гарантию


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Какие из внутренних проблем, на ваш взгляд, наиболее негативно влияют на развитие бизнеса (возможно несколько вариантов ответа):






результаты
архив голосований


Кадзуо Исигуро, лауреат Нобелевской премии по литературе 2017 года
 
Книга:
«Не отпускай меня»

Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 3 от 22.08.2016

Владимир Чернов: «Я хочу жить и работать в Анжеро-Судженске»

Владимир ЧЕРНОВ
 
Кузбасс – урбанизированный регион, в городах области проживает более 80% населения, и практически все их можно отнести к «моноориентированным». Последние несколько лет кузбасские города активно работают, чтобы уйти от такой монозависимости и дать своим территориям шанс на развитие. Анжеро-Судженск – яркий пример такой работы. О том, что уже сделано и что предстоит сделать, какие основные трудности на этом пути приходится преодолевать, и как сегодня в непростой экономической ситуации живёт небольшой сибирский город, «Авант-ПАРТНЕР» беседует с его главой – Владимиром ЧЕРНОВЫМ.
 
– Владимир Николаевич, Вы в своё время окончили один из лучших технических вузов страны – Томский политехнический университет, но вернулись в свой родной город. Что повлияло на Ваш выбор тогда? Не жалеете?
– Когда я вернулся, у меня не было каких-то профессиональных мотивов, я вернулся домой – у меня здесь все родные, близкие, родители… И после института я пришёл работать электрослесарем на Анжерский машиностроительный завод, а там уже начался поэтапный рост. Я не жалею.
Я люблю два города – Анжеро-Судженск и Томск. Томск – один из лучших городов России – демократичный, интересный, с живой молодежной атмосферой. А в Анжеро-Судженске есть нечто магическое, что сюда притягивает. У меня очень много друзей, которые могут жить и в Москве, и где угодно, и они говорят, что Анжеро-Судженск – это город для нормального проживания, нормального отдыха.
Понятно, что здесь много проблем, и у большого числа населения эти проблемы стоят особенно остро – это рабочие места, низкая зарплата, ещё что-то. Но, тем не менее, здесь есть что-то такое, что людей реально держит.
 
– А сейчас молодежь возвращается? И что нужно делать, чтобы возвращались?
– К сожалению, сейчас мы наблюдаем определённый не то что застой, а выжидательную позицию молодежи. Поэтому мы много говорим, информируем о том, что делаем, какие перспективы. И большая часть молодежи, выпускников ещё колеблется. Я вижу у города достаточно много перспектив, может, они не такие близкие, но, думаю, лет через 5 железно будут видны какие-то изменения, а через 10 лет город должен стать стабильным, твёрдо стоящим на ногах. И молодёжь начнёт возвращаться.
Очень много зависит от работы: «А смогу ли я найти себе здесь профессиональное применение?». Хотя мы и сейчас начинаем наблюдать, что, несмотря на финансовый кризис, наши перспективные производства, прежде всего, связанные с нефтепереработкой, в любом случае набирают молодых специалистов, и их очень много приезжает из Томских, Кемеровских вузов. В основном это, конечно, анжерские ребята, и они возвращаются.
 
 
 
– Вот Вы сказали, что «через 5 лет железно будут видны изменения»… Вы на посту главы тоже уже 5 лет – изменилось ли Ваше видение, куда должен «идти» город? 
– У меня лично не изменилось видение, куда должен город стремиться. Я работаю в городской администрации с 1999 года, в 2008-ом уходил в нефтеперерабатывающий комплекс, там отработал почти 4 года, и в 2011 году вернулся. Программа развития вынашивалась ещё в конце 90-х, когда мэром был Виктор Александрович Ившин. Многие стратегические направления, которые были выбраны тогда, начали реализовываться. Какие-то из них – 5 лет назад, какие-то только сегодня. Но это не из-за того, что поменялась стратегия. Просто то, что думалось, будто мы успеем сделать за 5 лет, получается где-то на 2-3 года дольше.
Надо реализовывать планы и делать задел на будущее. Я вообще считаю, что любой глава должен смотреть как минимум на 10 лет вперед.
 
– А что сделано?
– Наша мечта была влиться в глобальную федеральную программу. Их не так много. Задача была – обратить внимание на город федеральных властей. Мы эту задачу выполнили. В программу моногородов мы вошли, сейчас реализуем проекты. По второму вопросу надеемся, что буквально в течение 2-3 месяцев выйдет решение о присвоении городу статуса ТОСЭР. И третий проект, в котором нам предложили участвовать – проектный офис. За нами сейчас закреплён персональный менеджер в Фонде развития моногородов. Цель – чтобы город, как моногород, мог участвовать во всех федеральных целевых программах – социальных, проектов по ЖКХ, строительству и т.д.
 
– Что даёт городу такое «вхождение в программы»?
– Самое главное – нам открыли финансирование на строительство объектов инфраструктуры. Сейчас мы строим 4 масштабных объекта. Около 1 млрд рублей федерация выделила на реализацию этих проектов. Нами подписано соглашение, получено уже порядка 40% финансирования от общей суммы. Осенью этого года мы будем их сдавать.
Это – магистральный водовод (2 участка водопровода – 2 разных проекта – диаметром 500 мм и 400 мм). Этот водовод рассчитан на развитие перспективных крупных производств. Это и нефтеперерабатывающий комплекс, который состоит из нескольких заводов, это и предприятия малого бизнеса, которые будут создаваться на пути прохождения водовода. Определены инвестиционные площадки, которые мы привязали к этому водоводу.
Другие 2 объекта – линия электропередачи и подстанция, на них уже пришло основное оборудование, которое сейчас монтируется. Они также предназначены для реализации инвестиционных проектов. 1 млрд рублей – это 100% финансирования. Оно идет их трех источников – большую часть берёт на себя федеральный бюджет (95%), но и мы участвуем – региональный и местный бюджеты.
Спасибо региональным властям, что, несмотря на сложности в областном бюджете, они поддержали нас и включились в эту программу. Боле того, сейчас пытаются вывести все наши монопрофильные города и муниципальные образования Кузбасса на эту программу.
А как продолжение программы моногородов начинает реализовываться уже новая программа. Программа развития моногородов – ключевая, следующий этап – создание территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). На сегодня мы прошли одобрение министерством экономического развития, заканчивается рассмотрение заявки в Минфине, дальше решение за министерством юстиции, которое формирует правовую основу постановления, и затем его должен подписать премьер-министр.
Суть ТОСЭР – как раз в привлечении инвесторов на территории, но основа всего – освобождение от уплаты налогов федеральных, региональных, местных, для того чтобы инвестор мог зайти сюда и как минимум 5 лет чувствовать себя здесь свободно. Т.е. все платежи, касающиеся налогов, социальных отчислений должны быть сведены практически к нулю. 5 лет достаточно, чтобы нормальному инвестору или субъекту малого предпринимательства приподняться, встать на ноги.
 
 
 
– Какого инвестора вы ждёте? Какой инвестор, по Вашему мнению, может зайти в небольшой город?
– Мы достаточно долго занимались формированием инвестиционного облика города, разработали инвестиционный паспорт, который сейчас выложен в Интернете, разослан во всевозможные финансовые структуры, представлен в правительстве. И сегодня город, (надо отдать должное нашим предкам, за то, что здесь создана такая суперстратегическая инфраструктура) имеет колоссальное число плюсов.
Во-первых, это прохождение через город транссибирской магистрали, что позволяет в будущем развивать какой-то логистический центр, тем более что в городе очень много площадок свободных после закрытия тех же шахт и сопутствующих предприятий.
Во-вторых, это близость нефтепровода. Сейчас у нас несколько нефтеперерабатывающих заводов, которые рассматривают общую стратегию развития нефтеперерабатывающего комплекса, взаимоотношений между собой.
И третье – это энергетический мост, наша Ново-Анжерская подстанция – одна из самых мощных в Западно-Сибирском регионе.
И один огромный минус – это отсутствие природного газа. Сейчас мы над этой задачей работаем. В конце 2015 года определённый переломный момент произошёл – было подписано соглашение о газификации севера Кузбасса в 2016-2020 гг.
 
– Зачем так необходим газ в регионе, который богат углём?
– Газ нужен, в первую очередь, с точки зрения инвестиционной привлекательности. Сегодня это самое экономичное топливо, и он нужен нашим предприятиям для изготовления технологического продукта. И, прежде всего, нефтепереработчикам на вторичных процессах, причём их потребности составляют примерно 70% потребностей города в этом виде топлива. Второе – это перспективные производства, например, наш стекольный завод, который умер только потому, что нет природного газа. Есть сырьё, газа нет. Сельское хозяйство – тепличные комплексы, перерабатывающая промышленность, развитие фермерских хозяйств – в основе всего – газ.
Экономика по углю сегодня, к сожалению, такова, что себестоимость производства гигакалории при сжигании угольного топлива значительно выше, чем при сжигании газа. Это было 10 лет назад, это есть сейчас, я думаю, так будет и в ближайшем будущем. Поэтому, когда заходит любой инвестор, он задаёт вопрос: а есть ли у вас природный газ? Например, по стекольному заводу в стоимости продукции доля топлива порядка 60%. На мазуте – неконкурентоспособно по цене. Газ также влияет и на качество. Когда сжигается газ – минимум примесей, в отличие от сжигания мазута или угля. Поэтому – газификация – вопрос номер один, если бы мы его решили, наверное, лет через 10 мы вообще бы в корне поменяли всю экономику города.
Ну и, конечно же, проблема – это наши дороги, ЖКХ, изношенность сетей очень высокая. Я считаю, что эти вопросы должны решаться на государственном уровне. Должны быть какие-то источники, за счёт чего можно было бы модернизировать, обновлять объекты инфраструктуры в части ЖКХ, потому что самим это делать очень сложно. Все сети принадлежат муниципалитету, сейчас мы их сдали в концессию, пытаемся как-то участками менять, ремонтировать, но очень тяжело. Количество аварий гораздо выше объёмов финансирования, которое мы можем направлять на замену ветхих сетей либо их на ремонт.
 
– Сегодня часто говорят о том, что «малый город должен сам на себя зарабатывать» – это реализуемо?
– Наверное, в принципе, реализуемо. Я благодарен малому бизнесу, который был и есть в городе, и считаю, что город ещё не умер только благодаря предпринимательству. Поэтому и ставку делаем, прежде всего, на малый, средний бизнес, нежели на крупный. Крупный – это здорово, это основа, но это  всегда колоссальные риски – кризис в той или иной отрасли всегда влечёт за собой кризис внутри муниципального образования, причём мы это сейчас чувствуем в нефтянке. Колебание цен на мировых рынках на нефть отразилось на темпах строительства нефтеперерабатывающих заводов очень серьёзно. И экономика просела, и собственные финансовые возможности значительно упали. Пока никто не банкротится, но речь идёт о том, чтобы минимизировать затраты, оптимизировать работу этих предприятий, и выжить в условиях кризиса. Я думаю, что те решения, которые принимаются собственниками, акционерами, вынуждены, своевременны, и по-другому там просто не выжить. Понятно, что где-то они сопровождаются определёнными сокращениями, где-то принятием каких-то управленческих решений, которые не всем нравятся, но это процесс неизбежный. Есть сложности, через которые нужно проходить.
 
– Вы верите в развитие нефтехимии на территории, и что анжерские НПЗ смогут быть конкурентоспособными на этом рынке?
– Зачастую, для того, чтобы произвести модернизацию существующего производства, которое было построено в советские времена, необходимо вложить средств процентов на 30 больше, нежели построить с нуля. Поэтому, если сегодня вести речь о конкуренции с Ачинским, Омским или Нижневартовским НПЗ, то можно конкурировать смело со всеми. Но нужно выйти на качество производимого топлива, построить вторичные процессы, чем сейчас и занимаются нефтезаводы. По цене, уверен, что наши заводы конкуренцию выдержат.
Да, сейчас им непросто. Пересматривают сроки запуска второй, третьей очередей. Некоторые заводы должны были реализовать вторые пусковые комплексы, очереди по вторичной переработке в 2017 году. Я думаю, что это будет уже 2019 год.
 
– А как живут другие отрасли, на которые Вы делаете ставку в стратегии развития?
– За последние 10-15 лет Анжеромаш пережил много проблемных периодов, которые неблагоприятно сказались на производстве, но, сейчас то, что происходит в экономике, начинает сказываться на нашем машиностроении положительно. Сегодня наше предприятие вошло в программу импортозамещения. Ему по многим позициям раскрывают ворота, и это уже ощущается. Возобновляется приём на завод, если раньше происходило сокращение, то сейчас людей начинают набирать. Единственная проблема – кадры, наше образование не позволяет пока воспитывать тех же станочников, специалистов рабочих специальностей, которые могли бы работать на суперсовременном оборудовании. Тут надо задуматься всем, и высшей школе, в первую очередь. Нашим профессиональным образовательным учреждениям надо менять программы, чтобы можно было готовить грамотных сварщиков, станочников, токарей, фрезеровщиков и т.д.
Машиностроение и обработка – один из основных пунктов в нашей стратегии развития. Сегодняшняя ситуации – повод задуматься и успеть ухватиться за ту возможность, занять ту нишу, которая им предоставлена. Надо отдать должное руководителям Анжеромаша, они, несмотря на все трудности, грамотно реализовывали программу технического перевооружения предприятия. И сегодня просто надо ещё больше её активизировать, возможно, отчасти пересмотреть с перспективой на 5-10 лет, но двигаться только вперед. Я считаю, что они сейчас должны набирать темпы производства, у них перспектив развития достаточно много.
Плотно встает на ноги химико-фармацевтическая промышленность. Собственники реализуют свою инвестпрограмму, строят, набирают обороты. Меня радует, что они независимы от кредитных средств, всё строят и модернизируют на собственные. И я готов всячески поддерживать и предприятие, и коллектив. Анжеро-Судженский химфармзавод  также вошёл в программу импортозамещения и активно участвует в ней.
Ещё одно направление – лесопереработка. Фанерный комбинат – проект, который однозначно нужно завершать, готовность высокая. Я очень уважаю человека, который является инициатором его строительства – Титов Сергей Иванович. И, по сути, он давно мог его бросить, потому что этот проект пережил кучу проблем (начиная со смерти польского инвестора), и сейчас ещё проблемы продолжаются. Считаю, что сейчас завершение строительства комбината надо просто поддержать на уровне власти, тем более что он становится экономически привлекательным, и очень много желающих войти в него вместо того польского инвестора. По срокам – за год-полтора можно выйти на выпуск готовой продукции.
Достаточно активно развиваются у нас и предприятия малого и среднего предпринимательства, занятые лесопереработкой. Например, предприниматель Эдуард Бураков практически на 90% поставил новые современные линии. Они делают погонаж очень высокого качества, который с успехом идёт на реализацию, зачастую и за границу. Есть у них и перспективы, и свои инвестиционные программы. И культура труда на достаточно высоком уровне. Приятно прийти к ним в цеха. Это направление тоже будет в городе одним из приоритетных.
 
 
 
– Вы затронули проблему квалифицированных кадров, насколько остро она стоит в Анжеро-Судженске?
– Проблема квалифицированных кадров есть, в принципе, не только в Анжеро-Судженске, а везде. Я считаю, что должна быть мощнейшая государственная программа создания и развития профессиональных учебных заведений. Грамотных, высококвалифицированных рабочих, способных работать на современном оборудовании, к сожалению, сейчас нет.
И ещё, я считаю совершенно недальновидным принимаемое сегодня решение о ликвидации филиала Кемеровского госуниверситета в Анжеро-Судженске. Мы, конечно, бьёмся различными способами за то, чтобы его сохранить, но, к сожалению, не чувствуется поддержки от головного вуза. Нам в этом вопросе помогает Исламов Дмитрий Викторович, мы встречались с замминистра, пытались как-то отстаивать. Но пока не получается…
Филиалу 25 лет. Зародились традиции. Основатели нашего филиала были такие мощные люди: Николаев Михаил Григорьевич и бывший ректор Кемеровского университета Юрий Александрович Захаров. Тогда Аман Гумирович был председателем областного Совета народных депутатов и поддержал это решение. Я считаю, что филиал свою функцию выполнял и выполняет по сегодняшний день. Любой вуз, прежде всего, учит жить. Жить, становиться самостоятельным. Наш вуз перевоспитал нашу молодежь. Я вспоминаю начало 90-х... Потом благодаря вузу появилась большая прослойка интеллектуальной, творческой молодежи, у нас было мощное КВН-овское движение, мы активно участвуем в фестивале «Студвесна». Сейчас анжерская молодежь гораздо активнее, чем мы были в своё время. А теперь этот настрой, слухи, что филиал ликвидируется, влияют негативно.
Филиал важен не только для города. Мы – центральный город на севере Кузбасса. У нас в филиале учатся ребятишки из Тайги, Яшкино, Ижморки, Яи – им здесь, конечно, лучше, чем в областном центре. Услуги достаточно дешёвые, отдых и развлечения, всё есть – бассейны, стадионы за чисто символическую плату. Мне очень часто приходилось с ними общаться, принимать на работу, даже, казалось, не по профилю. Большинство ребят, которые заканчивали здесь, например, математику/информатику, нормально переходят на любые технические дисциплины, переквалифицируются в течение полугода, стремятся работать, растут профессионально. Потом всё «добивается» допобразованием, жизнью, взаимоотношениями. Жалко, что так получается...
Наши студенты из филиала – наше молодёжное ядро, они объединяют вокруг себя молодых людей от 18 до 25 лет. И мы можем сейчас их упустить, откатиться опять в 90-е, пока не втянем молодежь в какой-то новый образовательный формат, который смог бы их объединить.
 
– Сегодня очень популярна идея развития города через активные городские сообщества. Как Вы к этому относитесь?
– В рамках первых проектов программы развития моногородов, в которые мы вошли, мы прошли масштабное обучение в Московской школе управления «Сколково». У меня есть идея где-то в сентябре пригласить к нам наших знаменитых урбанистов, чтобы они прочитали курс лекций для нашего активного городского населения (200-300 человек) на предмет работы и взаимодействия власти, общества, активистов городских сообществ и развития города самими сообществами. Основная цель – подтянуть к реализации таких полномасштабных проектов наше население, вовлечь его, чтобы люди чувствовали себя участниками того или иного процесса.
Мне самому обучение в «Сколково» дало очень много. Тот формат преподавания, который был там, я никогда не видел и о нём не слышал. Когда я туда ехал на обучение, думал «поедешь, тебе там опять курс лекций…», а сейчас я в восторге оттого, что я там обучался. В голове происходит перелом сознания. Я хочу, чтобы эти преподаватели приехали сюда. Чтобы они позанимались с населением, с теми, кто хочет что-то поменять в городе. Их обучим, дальше надо, чтобы они заразили других. Это формат образования, который способен переломить сознание многих.
 
 
 
– А проекты с «ОПОРОЙ РОССИИ», которые Вы организовывали за последние 2 года, они что-то дали?
– В прошлом году мы проводили форум «Кузбасс: территория бизнеса – территория жизни». И та работа, которая была проделана в части подготовки к нему, и те результаты, которых мы достигли, они, по сути, объединили наше бизнес сообщество (в основном это, конечно, малый и средний бизнес) и нас – администрацию – в какую-то единую дружную семью. У нас появился целый ряд новых предложений, мы увидели какие-то новые пути решения тех или иных проблем. Да и просто мы подружились.
С другой стороны – это своего рода такой общественный эксперимент – понять, какие могут быть люди в городе, и какую пользу они могут приносить нашему городу.
Например, Дмитрий Николаев (победитель премии «Бизнес-Успех»), вошёл в Совет «ОПОРЫ РОССИИ», и я вижу, что он может принести колоссальную пользу городу тем, с кем и как он общается в Москве. Это плюс. Наша Олеся Дерябина сейчас возглавляет Отдел регионального развития  «ОПОРЫ РОССИИ» в Москве. Мы считаем, что надо максимум делать для того, чтобы само слово Анжеро-Судженск звучало повсюду, желательно – с положительной стороны. И наша победа в номинации «Лучшая муниципальная практика поддержки предпринимательства и улучшения инвестиционного климата» премии «Бизнес-Успех» – это как раз один из шагов к достижению этой цели.
Вице-президент «ОПОРЫ РОССИИ» Дмитрий Сазонов, выступая на сочинском форуме, рассказывал, как он был в Анжеро-Судженске, и, делясь впечатлениями, заметил: «И в такой глуши они смогли это раскачать!». Самое сложное сейчас – людей втянуть в этот процесс. Необходимо работать с населением, со скептиками, с пессимистами. Люди разные, но с ними со всеми надо находить точки соприкосновения, устанавливать контакты.
 
– В чем Вы видите задачу власти в развитии территории?
– Задача власти не строить препоны. Наша задача сегодня – помогать инвестору. Мы всегда идём по лезвию ножа. Мы решаем кучу вопросов, которые, казалось бы, не входят в наши полномочия. Иногда ты сталкиваешься с какой-то проблемой, и никто не может тебе помочь. А ты вынужден принимать решение…
Всё чаще мы говорим: «Надо прекращать кошмарить бизнес», считаю, надо взять и прекратить, и не только на словах! Но, если мы посмотрим на основные препоны – чаще всего это федеральные структуры. Это ненормально. Считаю, что наша федеральная власть должна обратить на это внимание. Нужно дать бизнесу зелёный свет – «занимайтесь!». Понятно, если это касается природных ресурсов, кто-то там нелегально что-то роет, копает, ещё что – здесь разбирайтесь, но если это производство, зачем их трогать. Низко надо поклониться предпринимателям только за то, что они создали пусть одно-два рабочих места, но эти люди выпали из группы риска…
Очень сложно сегодня ещё и то, что любые хождения с инвестором или с существующим бизнесом по каким-то вышестоящим инстанциям уже считается чуть ли не коррупцией. Абсурд! Бизнес и местная власть зависят друг от друга, от жителей этого города. У нас все и всё на виду.

– Какие надежды вы возлагаете на «Проектный офис»?
– Пока сложно говорить что-то определённое. Мы сформировали программу совместных действий в реализации тех или иных проектов и вынесли на рассмотрение в Фонд развития моногородов, обозначили те проблемы, в которых нам нужна помощь федерального центра. Думаю, что в сентябре-октябре мы подойдём к тому, чтобы детально понять, по каждому пункту, где мы можем рассчитывать на федеральную поддержку. Кстати вопрос сохранения филиала КемГУ, как  важнейшего фактора закрепления молодых профессиональных кадров, мы тоже туда поместили. Я не исключаю, что мы сможем его всё-таки отстоять.
 
– В декабре этого года – выборы главы Анжеро-Судженского городского округа. Вы пойдёте на «второй срок»?
– Можно этот вопрос оставлю без ответа. Одно могу сказать – я хочу жить и работать в Анжеро-Судженске.
 
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[8 декабря] Топ-10 самых дорогих вакансий ноября в Кузбассе
[7 декабря] УК «Кузбассразрезуголь» направила 450 млн рублей на строительство новой железнодорожной магистрали
[7 декабря] Кузбасс рассчитался за половину облигационного займа 2013 года
[5 декабря] Главой Тайгинского городского округа избран Михаил Теремецкий
[5 декабря] СГК вложила 37 млн рублей в экологический проект на Кемеровской ТЭЦ

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
еКузбасс.ру
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко