Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[19 октября] ВТБ предоставил региональному бизнесу Кузбасса 18 млрд рублей
[18 октября] Новая жизнь вашей мебели для дома и для продаж
[18 октября] ЦСМ Росстандарта в Кемеровской области подтвердил категорию «Четыре звезды» гостинице «Парк-Отель Грааль»
[12 октября] Good Line: вклад в будущее Кузбасса
[6 октября] Метрологическая служба ЦСМ Росстандарта в Кемеровской области подтвердила компетентность в области обеспечения единства измерений


Кадзуо Исигуро, лауреат Нобелевской премии по литературе 2017 года
 
Книга:
«Не отпускай меня»

Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Увеличилась ли стоимость вашей продовольственной корзины в связи с запретом на импорт ряда продуктов питания? (Возможно несколько вариантов ответа)






результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 2 от 31.05.2017

Сергей Никитенко: «Потенциал территории – это её способность отвечать на внешние вызовы»

Сергей Никитенко, директор Ассоциации машиностроителей КузбассаСергей Никитенко, директор Ассоциации машиностроителей Кузбасса...
 
– Потенциал территории – это её способность отвечать на внешние вызовы, мобилизоваться, перестроить промышленную политику, чтобы реагировать на изменения рынков. И каждая территория, в лице её представителей, которые думают о будущем, ищет свои точки роста. По моему мнению, можно дать толчок развитию определённой территории, только если включить в заинтересованный диалог органы власти, бизнес-структуры и науку, а также профессиональные отраслевые объединения, представляющие наиболее развитые или перспективные секторы экономики региона.
 
– Угольная отрасль сегодня обеспечивает наибольшую часть поступлений в доходную часть бюджета Кемеровской области. Он самая финансово и инвестиционно ёмкая отрасль региона. По сути, она и обеспечивает экономическое развитие. Чего, на Ваш взгляд, не хватает сегодня этому развитию?
–  Для начала нужно определиться, что мы подразумеваем под понятием «угольная отрасль». Если только добычу угля, то в отраслевой структуре валовой добавленной стоимости Кемеровской области, действительно, почти четверть формируется от добычи полезных ископаемых. А если учесть факт, что мы же не только уголь добываем, то вклад угольной отрасли будет практически равен вкладу обрабатывающих производств региона (более 18%), что очень важно для рассматриваемой темы. Я не склонен уменьшать роль угледобывающей отрасли, но сам по себе факт наполнения бюджета не есть развитие. Развитие для региона – это не значит добывать больше угля, здесь есть немало серьёзных ограниченный технологического и рыночного характера. Необходимо увеличивать долю высокотехнологичных производств, которые не связаны либо мало связаны с добычей угля (например, углехимия, метаноперерабатывающая). Мы в Кузбассе добываем уголь больше 110 лет, но в части его использования практически ничего не изменилось – сжигаем! Никакого развития в использовании этого углеводорода нет, угольная отрасль может нам дать только какую-то основу для развития. Например,  угледобывающие компании могут стать стратегическими инвесторами, если увидят интересные и доходные проекты для вложения капитала. Поэтому мы и говорим о необходимости партнёрства. Администрация области, думающая о развитии региона, должна им такие проекты предложить или совместно найти какие-то формы взаимодействия, соблюдая интересы всех сторон.
Одним из таких инструментов может стать территориальный сводный заказ – это попытка соединить интересы машиностроительных и угледобывающих предприятий для формирования новых точек роста. Вот машиностроение, не противопоставляя угледобывающей отрасли, можно считать локомотивом инновационного развития региона. Есть простой пример: Япония практически не добывает на своей территории природные ресурсы, но производит и продаёт по всему миру (в том числе в Кузбасс) мощную горнодобывающую технику. В Кузбассе сегодня доля участия наших машиностроительных заводов в поставке оборудования для добывающих компаний составляет меньше 10% от общего объёма ввозимой в наш регион горнодобывающей техники. Как мы видим, резерв есть приличный. Но требуется административный ресурс.  Причём, мы можем развивать машиностроения именно в пользу зарождающихся у нас  новых отраслей – углехимии, метанодобывающей и метаноперерабатывающей, транспортных систем. Это могут и должны делать местные машиностроители. Осваивать эти разработки и делать их достоянием не только для Кузбасса  и России, но и выходить на внешние рынки.
 
– Уточните, пожалуйста, про «административный ресурс» и роль власти в этом в процессе.
– Я не подразумеваю здесь только региональную власть, я имею ввиду  и административный ресурс компаний. По сути надо ответить на вопросы: что производить и кому продавать? Бизнес работает по правилам, которые законодатели и правители делают. Есть понятие государственно-частного партнёрства, когда время заставляет сесть вместе за стол переговоров. Не просто соглашение о социальном сотрудничестве, что тоже нормально, так как для бизнеса полезно обеспечивать достойную жизнь своим сотрудникам и их семьям, но и какие-то межотраслевые проекты. Когда бизнес поймет, что он может работать и заработать здесь в отдалённой перспективе, когда власть поймёт, что инвестор вот он здесь, и он может вложиться, если будет программа развития и понятные правила игры – тогда мы можем говорить о развитии территории. Бизнес-процесс он творится здесь. Этот инструмент, который может стимулировать интерес у бизнеса, но его нужно создать и внедрить в жизнь. Альберт Эйнштейн говорил: «Мы не можем решить проблему, используя те же принципы мышления, которые мы использовали при её создании».
Власть должна вступить  в корректные отношения с бизнесом в рамках партнёрства, взять на себя ответственность за выполнение обязательств, которые она имеет право брать на себя в рамках действующего законодательства. Есть понятие местного рынка – это приоритетные поставки товаров и услуг, которые региону нужны.
 
– А разве власть может «гарантировать рынок»?
– Как ни странно – да! И это можно сделать в рамках федерального закона о специальных инвестиционных контрактах, реализация которых просто невозможна без прямого участия органов региональной или муниципальной власти. Например, заходит инвестор, говорит, «я готов построить новую современную котельную на метане, технологии есть», давайте газифицировать посёлок, который рядом находится. Газификаций же должен заниматься муниципалитет. Это должен быть совместный проект власти и бизнеса. Вот это и есть развитие территории. Или, например, сжигая шламы, можно генерировать тепло и электроэнергию. Но на рынок (в центральную сеть) этот продукт  продать практически невозможно. Вот и нет развития в этом направлении. Но это можно регулировать местным законодательством. Это внутритерриториальные взаимоотношения. Это формирование на территории внутреннего рынка – многостороннего и многогранного – и тепло, и использование газа, и возможность продажи излишков. Как эти взаимоотношения выстроить без власти? Здесь угледобывающая компания одновременно может быть одновременно и инвестором в отрасли, что позволяет выстраивать (восстанавливать) технологические цепочки с высокой добавленной стоимостью. Это и формирует  локальный рынок теплоэнергии. Инвестируя средства в технологию предварительной дегазации угольных пластов компании  в этом случае могут решить и вопрос дальнейшей безопасности ведения очистных работ, что тоже связано с развитием отрасли.
С точки зрения регионального развития Кузбасс – это административная территория, которая руководима властью. У добывающих компаний свои планы развития, которые впрямую и не должны касаться территориального развития. Поэтому, с точки зрения развития территории  и нужно обсуждать с добывающими компаниями вопросы диверсификации их бизнеса с учётом их интересов. Нужно также не забывать, что мир уже активно идёт по не углеводородному направлению развития энергетики. И в этой связи я не вижу прямой связи между перспективным развитием территории и развитием угледобывающей отрасли.
 
– Есть другие предложения?
–  Вы сказали в беседе очень важную фразу: а на что же рассчитывать молодёжи, которая не хочет покидать Кузбасс? Вот давайте и поможем молодёжи, которая думает о будущем,  разработать, например, программу «Инновационный (альтернативный) Кузбасс», которая минимально будет опираться на природные ресурсы. Подберём  и обоснуем проекты из разных отраслей на сумму имеющегося объёма ВРП (около 800 млрд рублей), которые не связаны с углем. Это и будет программа перспективного развития Кузбасса. И если в ближайшие годы мы сможем реализовать хотя бы 5% из этих проектов, то получим дополнительно прирост более 100 млрд рублей к ВРП, что позитивно скажется и на доходной части бюджета, и на качестве нашей жизни в Кузбассе. Это и  будет развитие.
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[20 октября] Новые схемы размещения нестационарных торговых объектов (НТО) некому и не на что делать
[19 октября] Делегация генерального консульства Республики Корея в Иркутске впервые посетила Кузбасс с официальным визитом
[16 октября] В Кузбассе разрабатывают стратегию
[16 октября] ТЕХНОНИКОЛЬ инвестировала в завод каменной ваты в Юрге более 150 млн рублей
[13 октября] КемТИПП получит 20 млн рублей на переработку кедрового ореха

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
еКузбасс.ру
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко