Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[11 декабря] ЗАДОЛЖЕННОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЙ ЖКХ ПЕРЕД «КУЗБАССЭНЕРГОСБЫТОМ» ВЫРОСЛА НА 8 %
[7 декабря] РОСГОССТРАХ в Кемеровской области выплатил за поврежденное имущество граждан более 20 млн рублей
[6 декабря] В «черную пятницу» на сайте РОСГОССТРАХа продано в 4 раза больше полисов, чем в обычный пятничный день
[5 декабря] ВТБ в Кузбассе отмечает повышенный интерес бизнеса к ВЭД
[4 декабря] Банк ВТБ в Кузбассе выдал 1,5 тысячную гарантию


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Какие из внутренних проблем, на ваш взгляд, наиболее негативно влияют на развитие бизнеса (возможно несколько вариантов ответа):






результаты
архив голосований


Кадзуо Исигуро, лауреат Нобелевской премии по литературе 2017 года
 
Книга:
«Не отпускай меня»

Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 3 от 22.08.2017

Сергей Никитенко: «Нужно просто делать»

Сергей НИКИТЕНКОСегодня на всех уровнях в нашей стране говорят о поддержке малого и среднего бизнеса. В России 2018 год объявлен Годом предпринимательства, а в Кузбассе – Годом инвестиций, инноваций и предпринимательства. Корпорация МСП, различные министерства и фонды заявляют о своей готовности финансировать различные проекты под льготные проценты или вообще на безвозвратной основе, при этом многие из них сетуют, что «проектов мало и/ или они плохо проработаны». В то же время представители бизнеса говорят о недоступности дешёвых финансовых ресурсов, как об одном из факторов, мешающих развитию. Почему это происходит, что нужно делать и что уже делает в этом направлении, например, Ассоциация машиностроителей Кузбасса, «А-П» беседует с её директором?–  Сергеем НИКИТЕНКО.
 
– Сергей Михайлович, так что же реально происходит с доступом к финансовым ресурсам для малого и среднего бизнеса, в частности в Ассоциации машиностроителей и, особенно, для малых инновационных предприятий? И действительно ли у нас в регионе мало проектов, которые могу претендовать на федеральное финансирование?

– Давайте начнём с «заезженной» фразы «недоступность дешёвых финансовых ресурсов», которую я рассматриваю, прежде всего, как отговорку, чтобы ничего не предпринимать. Да, кредитная система у нас не самая желательная, но предпринимательская мудрость (в идеале) состоит в том, чтобы создать такую модель бизнеса, которая при минимальном привлечении внешних ресурсов будет иметь стабильное развитие. Есть проекты, где инвесторы и банки выстраиваются в очередь. Секрет простой: есть потенциальный рынок продукции, значит и  проект потенциально успешен. Помните,  в известном мультике кот Матроскин говорил:  средства у нас есть, у нас ума не хватает… Вот не хватает знаний, компетенций, опыта и пр. для формирования внутреннего рынка, внутреннего спроса. Я  имею в виду регион, муниципалитет, где, в основном, и работает малый и средний бизнес. Для этого и существует инфраструктура поддержки МСП. Но, есть одна проблема: среди сотрудников фондов поддержки я не встречал бывших предпринимателей или специалистов, имеющих хоть какой-то личный опыт в предпринимательском ремесле. То же самое происходит в России с инжиниринговыми центрами, в которых нет специалистов, имеющих опыт реальной инжиниринговой деятельности. Вы можете себе представить, что вас обучает вождению на автомобиле инструктор, который сам не умеет ездить? Или обучает плаванию человек, который сам не умеет плавать?

Проекты появляются под рынок, но рынок можно и формировать! Простой пример: недавно было короткое сообщение о том, что авиакомпания «Аэрофлот» приняла решение (или им «подсказали» в правительстве – это я об административном ресурсе) о том, что теперь она будет пассажирам давать маленькие тульские пряники к чаю вместо импортных кексиков, котрые я называю «кексы вечного хранения». Вот вам и рынок! Миллионы пассажиров! Но, теперь приятная головная боль у тульских пряникоделателей, это ведь исключительно  предприятия МСП: увеличение объёма производства поставок муки,  яблочной начинки и прочих ингредиентов, а также нового оборудования, автомобилей… Сотни новых рабочих мест на каждом технологическом переделе производства и поставки маленьких пряников. Как Вы думаете, откажут инвестиционные компании, в этом случае, в дешёвых и доступных финансовых ресурсах? Мы как-то привыкли «бороться за доллар» – максимально всё на экспорт, не видя собственного рынка вокруг нас. Я «за» активный экспорт, но не сырьевой.

Вот здесь мы можем вспомнить про систему поддержки МСП в России, которая развита достаточно прилично.

Вы упомянули про так называемые «стартапы», тех, кто имеет возможность подать заявки на финансирование по программе СТАРТ  в федеральный Фонд содействия инновациям (в народе – Фонда Бортника). Эта программа направлена на создание новых и поддержку существующих малых инновационных предприятий, стремящихся разработать и освоить производство нового товара, изделия, технологии или услуги с использованием результатов собственных научно-технических и технологических исследований, находящихся на начальной стадии развития и имеющих значительный потенциал коммерциализации. Вот фразу «значительный потенциал коммерциализации» нужно понимать как «перспективный и реальный рынок». Эта программа – прообраз американской, и  «заточена» под вероятность того, что не всякая идея сможет «выстрелить» (как у классика: не каждая птичка долетит до середины Днепра). И это НОРМАЛЬНО! Так устроен бизнес-мир. Есть такой детский стишок: «трудно жить на белом свете – в нём отсутствует уют: рано утром на рассвете волки зайчиков жуют!». В животном мире добычей становится самый слабый, на войне гибнет самый не подготовленный и т.д. Почему же мы позволяем себе считать, что, выскочив с эмоциональной идеей какого-то проекта, не имеющего аргументированного рынка, экономических расчётов, анализа рисков и пр., мы завоюем мир и попадём на первое место в рейтинг самых богатых людей Земли? Кстати, среди этих «рейтинговых» богачей есть внутренний анекдот: если я, проснувшись, вижу себя в десятке самых богатых людей Земли – я могу себе позволить ещё подремать. Если же я не обнаруживаю себя  в этой «десятке» – я встаю и иду на работу! Если продолжить про программу СТАРТ – грант до 2 млн рублей даётся коллективу (или малому предприятию), который прошёл конкурсный отбор, но с возможностью неудачи – через год проект может закрыться. Эта прекрасная возможность «опробовать идею». Поэтому «стартовиков» должно быть много. Но для этого нужно писать и подавать много заявок. Что значит «много»? В своё время, когда я, возглавляя ООО «ИННОТЕХ» и был региональным представителем Фонда Бортника  у нас в регионе,  мы с вузами и НИИ готовили и  подавали до 30-ти заявок в год, их них проходило 7-9 проектов. Это очень хороший показатель в сравнении с соседними регионами. Есть заявки, которые проходили со второго или третьего раза, но в итоге «добрались» отработали все три года по программе СТАРТ.

В рамках Ассоциации сегодня мы помогаем готовить заявки, в том числе и  в фонд Бортника. Если посмотреть на имеющихся у нас в Кузбассе «стартовиков» – это все, практически, машиностроители.  Если это не машиностроительная продукция мы также оказываем безвозмездные консультационные услуги практически всем, кто выходит на нас с такой просьбой – это такая «общественная нагрузка».
 
– Поддержка Фонда Бортника, это, конечно, хорошо, но это всё-таки небольшие деньги именно на НИОКР, а если говорить о больших производственных проектах, которые могут финансово поддержать министерские программы и федеральные фонды…

– Понимаете, нет большой разницы в подходах к реализации проектов. Но, если человек не имеет опыта подготовки и реализации маленького проекта, то, как можно браться за глобальный? Вспомните фильм «Мимино» – герой Кикабидзе  мечтал летать на больших лайнерах уже будучи лётчиком! А какой путь он должен был пройти, чтобы соответствовать требованиям международного пилота?! Он его прошёл.  Есть различные организационно-финансовые инструменты, в том числе – программы поддержки. Один из эффективно работающих инструментов поддержки – Постановление Правительства РФ №218, в рамках которого Министерство образования финансирует бизнес в виде субсидий, если он реализует проект в обязательной «связке» с вузом или НИИ. Заявка так и подаётся в связке – вуз и бизнес. Проекты крупные – до 300 млн рублей. Кстати, здесь обязательна поддержка местной администрации или профильного министерства – обязательное условие в конкурсной документации – предоставить письмо поддержки, подписанное на уровне губернатора или, как минимум, его заместителя. Считают, что если письмо поддержки есть, значит, в этом регионе разобрались с идеей проекта, с участниками и уверены, что этот проект нужен территории, тогда ему дают приоритет и он финансируется, таким образом – бизнес, власть и наука совместно реализуют проекты. И это условие – поддержка местной власти – действует сейчас во многих фондах, которые дают большие деньги на проекты – сотни миллионов. Роль администрации здесь высокая.

У нас такую поддержку в области получал, например, АО «Сибшахтострой», который совместно с СибГИУ завершил реализацию проекта на разработку технологии водоугольного сжигания шламов обогатительных фабрик.  Сейчас реализуется проект СДС-Маша совместно с КемТИПП  на освоение производства железнодорожной цистерны для перевозки растительных масел.

На самом деле идеи проектов есть, сложность в другом – в производственных компаниях, в том числе в машиностроении, нет специалистов, которые могут упаковать проекты в соответствии с требованиями фондов. Ассоциация помогает своим членам в этом. И если с проектами по Постановлению 218 всё-таки проще, так там участвуют вузы и НИИ, сотрудники которых, как правило, умеют это делать, и мы здесь выступаем только в роли консультантов, то с написанием заявки в другие фонды или просто с «упаковкой проектов» всё, действительно, не очень хорошо. 

Крупные и даже средние компании ещё могут себе позволить заплатить специалистам (которых ещё нужно найти!). У малых предприятий таких денег нет, вот для этого и нужна профессиональная система поддержки. Профессионализм не только в знании предпринимательской профессии, но и в умении ориентироваться в изменяющейся внешней среде, формировать новые виды услуг.

Приведу такой пример, у нас есть малое машиностроительное предприятие, которое уже более 20-ти лет работает на рынке машиностроительной продукции, работает там более 50-ти человек, экспортирую часть продукции в страны СНГ, годовой объём реализации более ста миллионов рублей. У них есть патент на  свою основную продукцию (полезная модель). Но не хватает оборотных средств (1,0-2,0 млн руб.), и он обратился в фонд поддержки предпринимательства. Казалось бы, какие ещё предприятия поддерживать? Но – не понравился залог – станки и оборудование, которые, по мнению специалистов фонда – неликвид.

Но вообще, инновационные малые предприятия – перспектива развития нашего региона, как правило, с точки зрения наших финансовых институтов ничего не имеют, у них ничего нет, кроме «мозгов» и технологий. Но есть патенты на изобретения и прочие объекты интеллектуальной собственности – давайте эти патенты брать в залог!
 
– А такое возможно?

– Конечно! Интеллектуальная собственность в виде  нематериального залога везде в мире есть, есть это и в наших законах.  Но банки с ним не умеют, либо не хотят работать, по, крайней мере – региональные филиалы. Потому что «головные офисы» последние 5 лет заключают договоры с клиентами под залог прав на объекты интеллектуальной собственность (ОИС). Наиболее активными банками, участвующими в залоговых операциях с правами на ОИС в РФ, являются ПАО «Сбербанк России», «Московский кредитный банк» (ОАО), ПАО Банк «Финансовая Корпорация Открытие», АО «Российский сельскохозяйственный банк», ПАО «Промсвязьбанк», АО «Нефтепромбанк» и др.

Везде в мире эта практика присутствует – мы изучили европейский опыт, а также опыт Америки и Индии. Мало того, даже в Кузбассе есть такие примеры (Кузбассхимбанк).

Российское законодательство нам это позволяет делать, интересы всех сторон есть. Мы, во-первых, поднимем статус изобретений в Кузбассе. Во-вторых, расширим поддержку малых инновационных компаний. В-третьих, банки могут увеличить свой кредитный портфель. Да, в этой теме есть ещё вопросы, но они известны и все решаемые.

Кстати, нередко предприятие производит продукцию, не задумываясь, что у них есть патентуемые вещи, которые их же и могут защитить  на товарном рынке, в том числе и на зарубежном. В Минэкономразвития есть программы финансовой поддержки патентования за рубежом и вывода продукции на зарубежные рынки.
 
– То есть, по сути, все инструменты поддержки есть, нужно только активно с ними работать?

– Да, достаточно инструментов, нужно только ими активно пользоваться. В том числе и для законного взаимодействия с местными органами власти. Я имею в виду федеральные  законы о государственно-частном партнерстве, а также  о специнвестконтрактах (СПИК). Но для «запуска» на территории, например закона о специнвестконтрактах, необходимо внести изменения и дополнения в региональное и муниципальные законодательства. Потенциал СПИК велик: для инвестора – это единственный поставщик, налоговые льготы; для власти – это инструмент привлечения инвестиций, локализация инвестора на своей территории с 10-летней гарантией, рабочие места и отсутствие необходимости бюджетных инвестиций, а также создание добавочного продукта в экономике с последующим развитием обслуживающих отраслей. СПИК как инструмент развития  может стать полноценной формой сотрудничества государства и бизнеса. Кстати, об интеллектуальной составляющей: на заседание Коллегии Минпромторга России 24.03.2017г. руководитель Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н. Шохин предложил «донастроить» инструмент СПИК с учётом предложений бизнеса:   включить в перечень объектов инвестиций, учитываемых в рамках заключения СПИК, объектов интеллектуальной собственности – для многих секторов экономики это очень важно. При этом органам муниципальной и региональной власти разрешается создавать совместные коммерческие хозяйственные общества и легально получать прибыль в виде дохода в бюджет от деятельности таких бизнес-структур. Это и есть развитие.

Просто нужно сначала захотеть это сделать, а потом – сделать.
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[15 декабря] Шахта «Сибирская» угольной компании «Заречная» тоже банкрот
[8 декабря] Топ-10 самых дорогих вакансий ноября в Кузбассе
[7 декабря] УК «Кузбассразрезуголь» направила 450 млн рублей на строительство новой железнодорожной магистрали
[7 декабря] Кузбасс рассчитался за половину облигационного займа 2013 года
[5 декабря] Главой Тайгинского городского округа избран Михаил Теремецкий

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
еКузбасс.ру
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко