Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[18 апреля] Операционный день для бизнеса в Промсвязьбанке стал еще длиннее
[18 апреля] СУДЕБНЫЕ ПРИСТАВЫ ЗАВЕЛИ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО НА ДОЛЖНИКА «КУЗБАССЭНЕРГОСБЫТА»
[16 апреля] В 2017 году РОСГОССТРАХ в Кемеровской области выплатил клиентам по каско около 92 млн рублей
[16 апреля] С 5 по 6 апреля 2018 года в Новосибирске прошла выставка-форум «Майнинг 2018»
[16 апреля] «МегаФон» в Кузбассе сообщает о назначении технического руководителя


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Какие из внутренних проблем, на ваш взгляд, наиболее негативно влияют на развитие бизнеса (возможно несколько вариантов ответа):






результаты
архив голосований


Кадзуо Исигуро, лауреат Нобелевской премии по литературе 2017 года
 
Книга:
«Не отпускай меня»

Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 1 от 30.03.2018

Самые большие, самые резонансные

 
В практике кузбасского бизнеса судебные разбирательства по тому или иному поводу случаются нередко. В подавляющем своём большинстве такие судебные дела, рассматриваемые в арбитражном суде Кемеровской области, не привлекают общественного внимания. Это связано с тем, что и предметом таких споров являются денежные или материальные средства небольшой величины, и административные разбирательства касаются не очень значительных нарушений со стороны бизнеса. Однако есть и дела значительного размера, пять из которых особо привлекавших внимание общественного мнения в прошлом году мы отобрали. Они важны и величиной активов, которые лежат в центре разбирательств, и величиной сторон, в том числе, со стороны государства, и пересечением экономических интересов разных компаний. Хотя, быть может, не вполне интересны своими юридическими тонкостями.
 
Самое большое банкротство

В конце прошлого года угольная компания «Заречная» и ее активы были признаны несостоятельными. Сначала кемеровский арбитраж открыл конкурсное производство в основных производственные активах и «дочках» УК – в АО «Шахта «Заречная» (кредиторская задолженность – 46,2 млрд рублей) и в АО «Шахта «Алексиевская» (27,5 млрд). Затем подошла и очередь самого ООО «Угольная компания «Заречная» (кредиторская задолженность – 33,4 млрд рублей). Таким образом, по размеру накопленной задолженности банкротство «Заречной» стало не только самым крупным в прошлом году, но и во всей новейшей истории кузбасских банкротств. До этого самым крупными банкротами были должники с требованиями кредиторов более 12 млрд рублей, как ОАО «Гурьевский металлургический завод».

Наблюдение в «Заречной» и её шахтах было введено в январе-феврале прошлого года. Затем у компании сменился собственник, им стало казахстанское ТОО «Уголь Казахстана». Оно попыталось заключить мировое соглашение с кредиторами, но на фоне плохих производственных показателей (добыча в 2017 году сократилась в 3,7 раза, с 7 млн тонн в 2016 году до 1,9 млн) это не удалось сделать. Затем стало известно, что контроль над активами «Заречной» переходит к новосибирскому ООО «Торгово-промышленный союз» (ТПС). Об этом в конце октября 2017 года сообщил заместитель губернатора Кузбасса по ТЭК и экологии Евгений Хлебунов. По его данным, эта компания выкупила задолженность «Заречной» перед ПАО «Газпромбанк», после чего предыдущий собственник УК «Заречная» ТОО «Уголь Казахстана», по словам зам губернатора, «отошел в сторону». «Углетранс», по данным Евгения Хлебунова, действует в интересах компании «Востокуголь» (у нее в Кузбассе работает разрез «Кийзасский» с годовой добычей 10 млн тонн).

Затем в декабре 2017 года и в феврале 2018 года требования кредиторов к УК «Заречная» и её шахтам на общую сумму около 60  млрд рублей перешли к новосибирскому ООО «Углетранс» (правопреемник ТПС), что было формально закреплено соответствующими судебными актами кемеровского арбитража. Таким образом, «Углетранс» получил контроль над «Заречной» через контроль её кредиторской задолженности.
 
 
Бодался теленок с дубом или банки против ЦБ
 
В прошлом году кемеровские банки смогли одолеть Банк России, выиграв в арбитражных судах три дела. В них небольшим банкам противостоял едва ли не самый большой и влиятельный из государственных органов, финансовый мегарегулятор – Центральный банк России. Но он был побежден в суде.

Все дела были по предписаниям ЦБ, которые банки сочли незаконными и губительными для себя. Вначале кемеровское АО «Кемсоцинбанк» в июле 2017 года добилось в кемеровском арбитраже отмены предписания Центробанка, которое ограничило банку привлечение средств вкладчиков. Затем в августе банк «Тайдон» выиграл предписание, которое уменьшало стоимость офисного здания «Тайдона» и, соответственно, активов банка. В этом случае ему бы пришлось либо искать средства на докапитализацию, либо обращаться в суд с заявлением о своем банкротстве.

АО «Кемеровскии? социально-инновационныи? банк» оспорил предписание ЦБ от 24 марта 2017 года о «реклассификации ссудной задолженности» некоторых дебиторов «Кемсоцинбанка» и об ограничении привлечения вкладов. В ходе разбирательства выяснилось, что «Кемсоцинбанк» сам произвел «реклассификацию» задолженности некоторых заёмщиков и создал по ним резервы. Некоторые заёмщики, указанные в предписании ЦБ как ненадёжные, вообще погасили задолженность, ещё одного регулятор занес в список ненадёжных, не приведя никаких фактов. Суд в таких обстоятельствах пришёл к выводу по поводу предписания ЦБ, что «оценка финансового состояния клиентов «Кемсоцинбанка» проведена поверхностно, а вывод о неплатежеспособности клиентов сделан на основании предположении?», и отменил нормативный акт. После этого последовали многочисленные жалобы ответчика, но все они были отклонены в вышестоящих инстанциях, последняя – уже в марте 2018 года.

Кемеровскому ООО «Коммерческий банк «Тайдон» пришлось дважды оспаривать аналогичные предписания ЦБ – первый иск был подан в сентябре 2016 год, а удовлетворен в августе, второй – в январе 2017 и в январе 2018 года, соответственно. В первом случае решение «устояло», во втором – истец продолжает оспаривание судебного акта. Оба раза банку пришлось оспаривать предписания Банка России, которым была снижена оценка имущества «Тайдона», в частности, его здания в Кемерово общей площадью 2,4 тыс. кв. метров.

Иски были обоснованы тем, что неисполнение предписания ЦБ образует состав административного правонарушения, а исполнение приведёт к снижению капитала «Тайдона», который снизится на 37% и упадёт ниже планки в 300 млн рублей. Между тем, по закону «О банках и банковской деятельности» минимальная величина капитала составляет 300 млн рублей. Кроме того, «требование оспариваемого предписания влечёт искусственное создание в деятельности ООО КБ «Таи?дон» обстоятельств, определённых действующим законодательством в качестве основания для возбуждения процедуры банкротства», было указано в первом иске. В ходе разбирательства пришлось проводить оценочные экспертизы здания банка. Они оценили здание выше оценки ЦБ, и суд отменил и первое, и второе предписания регулятора.
 

Взыскание рекордных убытков
 
В мае прошлого года арбитражном суде Кемеровской области началось рассмотрение дела по едва ли ни самому крупному взысканию убытков в рамках субсидиарной ответственности бывших собственников банкрота. Иск направил конкурсный управляющий ОАО «Новокузнецкий муниципальный банк» (НМБ). Эту функцию выполняет госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ). Размер претензий – 4,52 млрд рублей, ответчиками выступают председатель правления НМБ Александр Павлова и его отец Сергей Павлов, совладелец банка через ЗАО «Строительная компания «Южкузбасстрой».

По данным заявителя, в 2012-2013гг. НМБ выдал 13 кредитов 11 различным фирмам в Кемерове и Новокузнецке, по которым эти заёмщики практически не рассчитались, оставив задолженность в 1,88 млрд рублей. У выданных кредитов не было каких-то обоснований и понятных экономических целей, они выдавались без какого-то обеспечения, решения по выдаче принимали ответчики по иску. Все указанные фирмы в момент получения займов и после не вели какой-то хозяйственной деятельности, имели нулевой или минимальный, не более 150 тыс. рублей, годовой оборот. По оценке АСВ, получатели кредитов были «техническими компаниями», посредниками, через которые деньги транзитом шли дальше.

Ещё часть претензий относится к выдаче НМБ гарантий на 1,73 млрд рублей «материнской» строительной компании «Южкузбасстрой» (ЮКС), а на 900 млн рублей было списано средств VIP-клиентов НМБ. В обоснование этих претензий было указано, что гарантии выдавались ЮКСу, который преднамеренно шёл в банкротство, что подтверждается выводами его конкурсного управляющего, а списание денег проводила начальник отдела Светлана Марченко, но по распоряжению Александра Павлова, что указано в приговоре Светлане Марченко по её уголовному делу.

Напомним, что ОАО «Акционерный коммерческий банк «Новокузнецкий муниципальный банк» было создано в 1994 году. По величине активов занимало 210-е место в России, было крупнейшим из местных банков Кемеровской области. У НМБ было более 120 тыс. вкладчиков с вкладами на 10,4 млрд рублей. 9 января 2014 года Центробанк отозвал у НМБ лицензию, в феврале 2014 года банк был признан банкротом, конкурсное производство в нем продолжается. Уголовное дело в отношении Александра Павлова рассматривается с декабря 2016 года: его обвиняют в растрате 1,125 млрд рублей средств VIP-клиентов НМБ и злоупотреблении полномочиями (ч. 4 ст. 160 УК РФ и ч. 2 ст. 201 УК РФ) через распоряжение о поручительстве по кредиту в 3 млрд рублей ЮКСу.
 

Британский собственник против отъёма шахты
 
В мае прошлого года кемеровский арбитраж возобновил рассмотрение иска британской фирмы Lehram Capital Investments Ltd к новокузнецкому  ООО «Завод по ремонту горно-шахтного оборудования» (ГШО) о признании недействительной продажи 100% долей в ООО «Шахта «Грамотеинская». Это дело имеет, пожалуй, самый громкий общественный резонанс, не только по Кузбассу и по России, но и за рубежом. Спору уделяет некоторое внимание британская пресса. Что добавляет общественного внимания в России.

Иск по этому делу был направлен Lehram ещё в декабре 2015 года. В основе иска – ссылка на то, что сделка по продаже шахты в декабре 2013 года была заключена под принуждением. Директор британской фирмы Игорь Рудык не имел полномочий на подписания договора, к тому же в это время он был задержан за просроченный паспорт гражданина Республики Казахстан и с 3 по 28 декабря 2013 года содержался в спецприемнике полиции. Затем он был депортирован из России за нарушение миграционного законодательства. Соответственно, директор находился в обстоятельствах, которые истец счёл давлением, и не располагал действительным документом, который бы подтверждал его личность.

Разбирательство по иску Lehram не продвинулось особо ни в прошлом году, ни в 2018. В то же время в ходе прошедших заседаний выяснилось, что уже по уголовному делу предпринимателя Александра Щукина, который в 2013 году был собственником ООО «Завод по ремонту ГШО», был запрос от следователя.  В нём было указано, что в рамках расследования уголовного дела установлено: в 2013 году «в результате оказания давления на директора фирмы Lehram Игоря Рудыка был подписан договор, по которому 100% долей в ООО «Шахта «Грамотеинская» были проданы ООО «Завод ГШО». Предъявлено ли в рамках этого расследования кому-то обвинение в запросе не сообщалось. Не представил такие данные арбитражному суду и истец.

Затем на другом заседании истец заявил ходатайство об истребовании доказательств – материалов предварительного следствия или материалов доследственной проверки в отношении кемеровского нотариуса Виолетты Соповой. Поскольку материалы «этих процессуальных действий могут содержать доказательства, как опровергающие, так и подтверждающие тот факт, что нотариус Сопова при удостоверении спорных договоров купли-продажи долей» в ООО «Шахта «Грамотеинская» «нарушила закон». По оценке истца, в последнем случае это автоматически приведет к отмене нотариального заверения сделки. В декабре 2013 года нотариус Сопова удостоверяла оспариваемую фирмой Lehram сделку. Это ходатайство пока не рассмотрено судом.
 
 
В шахте добывают споры
 
Обычное на первый взгляд банкротство стало в прошлом году редким по нынешним временам корпоративным конфликтом. И, пожалуй, самым крупным в Кузбассе за последние годы. Он был отмечен на банкротящейся шахте «Анжерская-Южная» в Кемеровском районе. Правда, сторонами выступили не акционеры/участники предприятия, а его кредиторы. Точнее, кредиторы сразу двух ООО, поскольку активы шахты находятся в двух ООО – «ОЭУ Блок №2 шахта «Анжерская-Южная» и «НПО «Гидроуголь». Они оба находятся в конкурсном производстве, а производственную деятельность ведет ООО «Блок №3 шахта «Анжерская-Южная» по договору подряда.
 
В сентябре прошлого года основная часть кредиторов ООО – банкротов высказалась за отказ от сотрудничества с «Блоком №3». Это привело вначале к смене конкурсных управляющих банкротов, затем к приостановке вывоза угля, затем ко всё новым спорам вокруг договора подряда.

В ноябре была даже попытка силового вторжения на шахту, что вызвало озабоченность властей Кузбасса. Полиция по факту вторжения возбудила уголовное дело. По событиям на шахте «Анжерская-Южная» высказалась также профсоюзная организация предприятия, направив федеральным и региональным властям жалобу на действия нового конкурсного управляющего «Блока №2». Тот ввёл запрет на вывоз угля с шахты, поэтому шахта оказалась под угрозой остановки.

Основная часть активов шахты «Анжерская-Южная», включая оборудование, а также лицензия на недра, находятся в ООО «ОЭУ Блок №2 шахты «Анжерская-Южная», часть горных выработок, используемых в работе, – в ООО «НПО «Гидроуголь». Оба предприятия находятся в конкурсном производстве. В реестре кредиторов основного из должников, «Блока №2», насчитывается почти 10 млрд рублей долгов. С февраля 2016 года производственную деятельность в шахте по подряду ведет ООО «Блок № 3 шахта «Анжерская-Южная», в которое переведены почти все работники шахты. Кредиторы ООО «Вельд 21» и ООО «Гросс Ретейл» считают, что подрядчик действует в интересах предпринимателей Константина Крушинского и Александра Шарапова, и что договор подряда с «Блоком №3» невыгоден.

В сентябре прошлого года ГК «Агентство по страхованию вкладов», ООО «Вельд 21» и ООО «Гросс Ретейл» добились смены конкурсных управляющих ООО «ОЭУ Блок №2 шахта «Анжерская-Южная» и ООО «НПО «Гидроуголь». После этого начались споры вокруг подрядного договора этих предприятий с «Блоком №3». В ответ «Блок №3» предъявил претензии в связи с неисполнением этого договора и потребовал выплатить накопившуюся задолженность. На кону во всех этих продолжающихся спорах лежит предприятие с годовой производительностью 1 млн тонн коксующегося угля.
 
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[19 апреля] Юрмаш ограничили в газоснабжении
[19 апреля] «ПМХ-Уголь» планирует снизить добычу угля на 6,7%, до 2,64 млн тонн
[19 апреля] Генеральным директором Кузбасского технопарка стал Евгений Востриков
[19 апреля] Развитие тепловой энергетики проходит мимо Кузбасса
[19 апреля] В кемеровской «Электромашине» введено наблюдение

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
еКузбасс.ру
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко