Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[18 сентября] РОСГОССТРАХ застраховал ответственность производителя котельного оборудования в Кемерово
[18 сентября] «Балтийский лизинг» предлагает тракторы «Кировец» с минимальным удорожанием
[18 сентября] Кузбасские студенты получили именную стипендию от компании РОСГОССТРАХ
[17 сентября] Tele2 не снижает темпы развития сети в Кемеровской области
[17 сентября] Промсвязьбанк запустил акцию «Переход к лучшему»


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Какие из внутренних проблем, на ваш взгляд, наиболее негативно влияют на развитие бизнеса (возможно несколько вариантов ответа):






результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 3 от 21.08.2018

Территории угля

РЕЙТИНГ. Основные центры угольной промышленности Кузбасса (Добыча по центрам и муниципальным образованиям в млн тонн в 2017 году).
 
Экономика современной Кемеровской области все так же строится вокруг добычи и переработки угля, как и 100 лет назад. В последние 20 лет доля и значимость угольной отрасли даже выросла. В этом году Кузбасс выйдет на уровень добычи угля в 250 млн тонн, запланированный ранее на 2025 год. В то же время развитие углепрома идёт неравномерно – даже лидеры среди угольных территорий сильно отличаются друг от друга. Важно и то, что старые угольные центры, с которых собственно и начиналась добыча угля в Кузнецком бассейне, сильно сдали свои позиции. С точки зрения геологии и конкретного производства формальные границы муниципальных образований особого значения не имеют. Зато это крайне важно для налогообложения и формирования доходов муниципалитетов.
 
Центры угля

Если следовать от геологии и экономики, конечно, современные центры угледобычи Кузбасса сформированы, как уже было сказано, без оглядки на административно-территориальные образования. Не так, как это было в первые десятилетия развития отрасли. Первоначально, конечно, было сильно по-другому – вокруг первых угольных копей стали складываться первые промышленные посёлки – будущие города. Так было с Анжеро-Судженском, первым центром угледобычи в XIX-XX веках. Посёлок, что сложился вокруг Судженских копей, и посёлок, построенный рядом, хотя и не встык, вокруг Анжерских копей, в конце 20-х годов были объединены в единое поселение, с 1931 году получившее статус город. Похожим образом сформировались и другие первые центры угледобычи – города/поселки Кузбасса: Кольчугино (Ленинск-Кузнецкий), Прокопьевск, Киселёвск, Осинники. Небольшим исключением в этом ряду стояли тогда Кемерово (Щегловск) и Белово. Первый сложился практически одновременно вокруг строящегося на левом берегу Томи коксохимического завода (собственно Щегловск) и развивающихся кемеровских шахт (поселок Кемеровского рудника). Аналогичным образом Белово как город сформировался вокруг цинкового завода и угольных шахт.

Если взглянуть на карту и посмотреть на расположение современных центров угледобычи Кузбасса, то новым городам и посёлкам они уже не дают рождения, хватает старых. Хотя следует признать намерения подобного строительства в начале 2000-х годах появлялись у одной из компаний. Но, судя по всему, были всего лишь инициативой её менеджеров, а не собственников. И со сменой руководителя компании быстро сошли на нет. И сейчас место работы большинства кузбасских угольщиков и место их проживания, даже просто ночевки, сильно не совпадают. Благо современные средства передвижения и автомобильные дороги позволяют это.

Сегодня в Кузбассе можно выделить семь крупных центров угледобычи, на долю которых приходится практически вся добыча в бассейне.  Правда, очертания этих центров провести чётко не получится, некоторые предприятия отрасли работают буквально на стыке, и  могут быть отнесены, как к одному, так и другому центру. Например, у некоторых угольных разрезов как отдельных предприятий есть ещё раздельные добычные «поля», по сути,  разрезы. Поэтому для более чёткого выделения приходится учитывать не только местоположение собственно самой добычи, но и наличие транспортной инфраструктуры – основные пути вывоза угля. Учитывать уже их расположение.

Таким образом, по основным узлам добычи и вывоза угля можно выделить Беловский центр, Прокопьевский районный центр, Новокузнецкий, Междуреченско-Мысковский, Ленинский рудник, Кемеровский и Киселевско-Прокопьевский центры (см. Схему 1, Таблицу 1). В первый центр включены предприятия, которые ведут добычу угля на территории Беловского района, Белова, Краснобродского и Гурьевского района (АО «Разрез Шестаки», единственное угольное предприятие этого муниципалитета, расположено всего лишь через дорогу от Бачатского угольного разреза АО «УК «Кузбассразрезуголь», относящегося уже к Белово). Во втором – разрезы и шахты Прокопьевского района, в третьем – предприятия, работающие в Новокузнецке и вокруг него (Калтан, Осинники, Новокузнецкий район)  и к нему же «прикреплённые» с точки зрения транспорта и кадрового обеспечения. Угольные предприятия Междуреченска и Мысков и расположены рядом, некоторые даже встык, и все привязаны к железнодорожной ветке Новокузнецк-Абакан. Киселёвско-Прокопьевский центр, наряду с Ленинским рудником, можно отнести к старым центрам отрасли. Хотя в первом случае значительную часть добычи обеспечивают уже новые недавно построенные предприятия – в Киселевске все старые шахты уже закрыты, в Прокопьевске из них осталась в работе всего одна. Ленинский рудник в этом плане тоже уже далеко не старый центр добычи – основная часть его шахт в современную эпоху прошла серьёзную модернизацию, плюс добавились новые.
 
Самые добытчики

Если разделить угольную отрасль формальными муниципальными границами, то самыми крупными угольщиками Кузбасса среди муниципалитетов окажутся Прокопьевский, Новокузнецкий, Беловский и Кемеровский районы, а из городов Междуреченск и Белово (см. Таблицу 2). На долю этой шестёрки приходится почти 180 млн тонн или три четверти всей добычи в регионе. Фактически, конечно, сюда следовало бы добавить Ленинский рудник с общей добычей почти 20 млн тонн, но налоги и иные обязательные платежи его шахтам приходится делить между тремя муниципалитетами.

Лидирующие позиции Прокопьевского, Новокузнецкого, Беловского и Кемеровского районов с совокупной добычей почти 134 млн тонн (55% от всей добычи Кузбасса в 2017 году) обеспечены в первую очередь геологической доступностью тех угольных месторождений, что находятся на этих территориях. В первую очередь это такие месторождения как Соколовское, Караканское и Талдинское в восточной части Кузнецкого бассейна, Глушинское и Кедровско-Крохалевское – на севере, Урегольское, Мрасское, Увальное и Сибиргинское – на юге.

Если взглянуть на карту, то параллельно «старому» Кузбассу, что тянется на юг от Ленинского рудника до Калтана, восточнее уже вытянулся почти непрерывной полосой вплоть до Новокузнецка ряд новых угольных предприятий. В основном, это угольные разрезы, хотя есть и немало шахт. Почти все они построены уже в новейшее время – в последние 20-25 лет. Их строительство и расширение продолжается (об этом см. ниже). Причём, преимущественно за счёт предприятий открытой работы, в том числе, в непосредственной близости к населённым пунктам, как жилым, так и дачным поселкам. Что особенно раздражает жителей Новокузнецка и окрестностей, а также Киселёвска, Прокопьевска, Мысков и многих других.

Так что у лидерства сегодняшних угольных территорий есть своя цена. И платить её мало, кто готов. Хотя в своё время подобную цену пришлось заплатить всем и до сих пор приходится платить на многих «старых» территориях угля, заполненных терриконами и промышленными площадками шахт и обогатительных фабрик, шламоотстойниками в непосредственной близости от жилых районов.
 
Первые по росту и б/у

Если смотреть на самые большие по объёмам добычи (свыше 10 млн тонн в год) муниципалитеты, то самые быстрые темпы роста углепрома за последние пять лет продемонстрировали Мыски и Беловский район (см. диаграмму 1). В первом случае быстрый рост обеспечило строительство и запуск разреза-десятимиллионника, который стал первым подобной мощности предприятием, построенным за последние лет 30. ООО «Разрез «Кийзасский» всего лишь весной 2012 года приобрело лицензию на участок Урегольский одноименного месторождения, уже в ноябре 2014 года запустило добычу, а по итогам прошлого года выдало на-гора 10 млн тонн угля. Правда, предприятие до сих не построило собственную железнодорожную ветку и вывозит этот огромный объём автотранспортом до своей погрузочной станции в Мысках, чем вызывает справедливое раздражение местных жителей. В Беловском районе быстрые темпы добычи на своих участках продемонстрировали в последние 5 лет ПАО «Кузбасская топливная компания» и АО «Шахта «Беловская». Последнее только в августе 2010 года запустило свой первый и пока единственный добывающий актив, через три года вывело его на уровень годовой добычи 3 млн тонн, затем – 4,2 млн тонн. Но в отличие от «Кийзасского» дальнейший рост был приостановлен до постройки собственной железнодорожной ветки.

На фоне быстро выросших новых центров добычи старые продолжают терять объёмы, просто потому, что их предприятия, построенные десятки лет назад утратили свою эффективность. И по большей части сегодня уже закрыты. Так произошло в Киселёвске и в Прокопьевске, хотя частично потерю мощностей компенсировало расширение открытой добычи, в основном, на участках открытых работ старых шахт. Поэтому пока эти территории угля, хотя и становятся б/у – бывшими угольными, но этот процесс и длится не один год, и займёт ещё немало времени. Это связано с тем, что в старых угольных центрах ещё хватает запасов, вполне пригодных для рентабельной добычи. В первую очередь угля дефицитных коксующихся марок. Тогда как в Восточном Кузбассе осваиваются преимущественно запасы широко распространенных энергетических марок Д и ДГ. Во-вторых, наличие готовой инфраструктуры в старых центрах неизбежно снижает издержки, делая добычу угля привлекательной даже когда геологические условия не столь благоприятны, как на новых участках.

В пользу пока ещё не б/у центров следует сказать, что без них не сложилось бы сегодняшнее лидерство новых угольных территорий. В первую очередь без кадровой поддержки Прокопьевска, Киселёвска, Новокузнецка и других городов, потерявших основную часть своего углепрома. Без тех, кто работал на закрывшихся старых шахтах, но перешел работать на новые производства, расположенные уже за пределами мест их проживания, не получился бы такой бурный рост добычи в Мысках и Прокопьевском районе. К примеру, на 33 угольных предприятиях этого района работает 7,9 тыс. человек, но только 4 тысячи на ней и живут. Остальные, естественно, приезжают из соседних городов. Подобная ситуация характерна и для других районов – угольных лидеров. Для Беловского и Новокузнецкого районов. В Кемеровском районе ситуация немного другая – на предприятиях района работают те же, кто и работал всегда, жители Березовского (и Кемерова). Просто после муниципальной реформы 2006 года угольные предприятия Березовского оказались под юрисдикцией Кемеровского района. 

Так или иначе, добыча угля в Кузбассе уже сильно сдвинулась от старых центров в пользу новых месторождений. Преимущественно на восток, а также на юг, и, к сожалению, вплотную к Новокузнецку и некоторым его пригородным территориям. К землям с тайгой и горами, которые следовало бы оставить нетронутыми для рекреационных целей и защиты среды обитания жителей Кузбасса. Есть вероятность, что отраслевой сдвиг пойдёт также в сторону Промышленновского и Топкинского районов. Там тоже есть привлекательные для угольщиков участки. На некоторые из них были даже выданы лицензии. Но пока не освоены.

Не в угле счастье

Понятно, что приносит развитие угольной промышленности в городах и районах Кузбасса, которые лидируют по объёмам добычи и её роста. Это – приток инвестиций, создание новых рабочих мест, значительный объём выпуска промышленной продукции, относительно высокий уровень собственных доходов бюджет. Прокопьевский район, к примеру, с 30 тысячами жителей занимает по численности населения 4-ое место среди районов (без учёта смешанных сельско-городских районов, таких как Мариинский и др.) и общее 13-ое среди всех 34 муниципалитетов региона. Однако по объёму выпуска промышленной продукции территория располагается на почётном третьем месте после Новокузнецка и Кемерова. Четвёртое же место по этому показателю занимает Междуреченск, тоже не самый крупный муниципалитет, но впереди куда более крупных городов.

Если брать главные экономические показатели, как добыча угля и выпуск промышленной продукции, то Прокопьевский район, условно представляя самостоятельным субъектом Российской Федерации (даже вместе с Прокопьевском), вполне можно поставить в один ряд с Хакасией и даже Бурятией, а по добыче угля с Красноярским краем и даже выше него. В последнем случае район получал бы положение второго региона России по уровню добычи угля после «оставшегося» Кузбасса. На деле, Прокопьевский, да и большинство других сегодняшних лидеров угледобычи среди районов, характеризуется весьма слабым развитием обрабатывающих отраслей промышленности. Объём производства товаров в них в лучшем случае составляет 1-2% от углепрома. В Прокопьевском районе в прошлом году на 171 млрд рублей отгрузки продукции углепрома пришлось только 1,5 млрд рублей отгрузки предприятий обрабатывающих отраслей, в Беловском районе 35 млрд рублей и 0,55 млрд рублей, соответственно, в Новокузнецком – 104,5 млрд и 6,8 млрд рублей. 

Для территорий – лидеров угледобычи характерен значительный приток инвестиций и, соответственно, постоянное создание новых рабочих мест. Отсюда – низкий уровень безработицы. На первом месте среди территорий стоит по этому показателю Беловский район с уровнем безработицы в 0,8%, на втором Новокузнецкий – 1,2%, на третьем – Прокопьевский. В нем этот показатель сократился с 2011 по 2017 годы с 2,7% до 1,5%. В Междуреченске только за прошлый год безработица снизилась с 2,6% до 2%.

На фоне сокращающегося числа жителей соседних Прокопьевска и Киселевска Прокопьевский район демонстрирует стабильную демографическую ситуацию – последние 5 лет его население держится на уровне 31 тысяча человек. В то же время оно и не увеличивается, хотя добыча угля за это время выросла на 30% (см. таблицу 2). Но такая ситуация не столь уж характерна – к примеру, в Беловском районе, несмотря на бурный рост добычи и минимальный уровень безработицы, население сократилось за 5 лет с 29,2 тыс. человек до 27,6 тысяч, или на 5,5%. Население Новокузнецкого района за последние 5 лет снизилось на 1,7%, но снижение стабильно, каждый год территория теряет население. Аналогичное медленное сокращение численности горожан характерно и для Междуреченска.

Не выделяются моно-угольные территории в лучшую сторону и по другим показателям (см. Таблицу 3). Например, по уровню младенческой смертности первые три места среди городов занимают как раз угольные: Краснобродский (19 случаев на 1 тыс. родившихся живыми в 2016 году), Березовский и Калтан (по 13,8). Среди районов лидирует Яшкинский район (24,9 случая), однако, и угольные территории стоят в этом рейтинге довольно высоко. В Беловском районе показатель младенческой смертности составил 13,2 случая на 1000, в Новокузнецком – 10,4, в Прокопьевском – 10,3. Прокопьевский район отстаёт также от среднеобластного показателя по продолжительности жизни: 68 лет против средней по Кузбассу – 69,4.

Развитие углепрома в новых центрах добычи, безусловно, выступает определённым позитивным фактором, но его явно недостаточно. Нередко угольный рост и мешает развитию территорий. В частности, ухудшением экологической обстановки и общих условий проживания (транспортные неудобства, ухудшение внешнего вида мест проживания и др.).  Конечно, на фоне соседних чисто сельских районов Кузбасса угольные отличаются значительным притоком инвестиций и неплохой бюджетной обеспеченностью, более высоким уровнем заработной платы. Она выше среднеобластной, не говоря уже про уровень в сельских территориях. Однако, положительно на общих социальных показателях упомянутые плюсы не всегда сказываются. Показательно, что по такому ключевому показателю как привлекательность для проживания выделяются немного другие территории. В 2014-2015гг., к примеру, положительный миграционный приток населения наблюдался в Кемерово, Новокузнецке, Юрге, в Топкинском и Кемеровском районах. Разве что последний можно отнести к угольным. В остальных городах и районах, включая угольно-развитые, продолжался отток и естественная убыль населения впридачу. В прошлом году вообще только три города Кузбасса – Кемерово, Юрга и Новокузнецк – показали положительный прирост населения за счет миграционного притока.

Так что угольный бум, неся с собой и безусловные плюсы, не является основанием, достаточным для успешного социально-экономического развития. Не углем единым оно обеспечивается. Даже в самом угольном регионе страны.
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[19 сентября] «Углетранс» приобрел акции АО «Шахта «Заречная»
[19 сентября] Алексей Синицын стал членов Совета Федерации от исполнительной власти Кузбасса
[18 сентября] «Империал» попродают два года
[18 сентября] Профицит областного бюджета вырос в августе ещё на 3 млрд рублей
[18 сентября] На покупку автобусов для общественного транспорта добавили 384 млн рублей

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко