Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[14 ноября] Райффайзенбанк запускает дистанционное кредитование малого бизнеса
[12 ноября] Сотрудники производств Кузбасса смогут работать в «умной» спецодежде МТС
[11 ноября] «Зелёный день» Сбербанка
[11 ноября] Сайт Коллегии адвокатов «Юрпроект» вошел в число победителей ежегодного конкурса сайтов российских юридических фирм Best Law Firm Website -2019
[11 ноября] Розничный кредитный портфель ВТБ в Кузбассе превысил 50 млрд рублей


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Как чаще всего вы используете подаренные вам сувениры с корпоративной символикой?





результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 2 от 03.06.2019

Елена Малышева: «Реагируем на копившиеся годами серьёзные проблемы»

Елена МалышеваОдними из самых насущных и важных для кузбассовцев в последнее время стали меры, которые власти региона предпринимают в сфере здравоохранения. Мы попросили заместителя губернатора Кемеровской области по социальным вопросам Елену Ивановну МАЛЫШЕВУ рассказать,  на что направлены эти меры, и что должно быть создано в здравоохранении.

– Почему возникла необходимость в применении новых подходов к системе здравоохранения Кузбасса? На что направлены сегодня Ваши действия?

– Говорить о здравоохранении в общем, а не о каждом медицинском учреждении в частности, можно только общими словами. Давайте обсудим то, что приходится реагировать на копившиеся годами серьёзные проблемы, о поиске выхода из сложившейся ситуации. Причём, лучше говорить о каждой конкретной больнице и разбираться в каждом отдельном случае.

Например, когда я пришла на должность заместителя губернатора, для меня стало главным вопросом, «как переданные в 2017 году в государственное управление медицинские учреждения, ранее находившиеся в местном самоуправлении, оказались в таком плохом материально-техническом положении»? Так получилось не вдруг, здания, которые зачастую находятся в плачевном состоянии, не могли за год до него дойти. Значит, всё это сложилось намного раньше, когда медицина была муниципальной, и местные власти не уделяли ей должного внимания.
 
– Повсеместно?

– Конечно, есть исключения. Могу отметить, к примеру, Междуреченск, где здравоохранение получало необходимую поддержку, и ряд других территорий. Но в целом состояние дел в переданных муниципалитетами государству учреждениях оставляет желать лучшего. Много недостроенных, стоящих годами зданий. И что с ним делать? Например, около 10 лет стоит почти готовый корпус инфекционной больницы на улице Волгоградской в Кемерове. В него вложены огромные деньги, но он так и не введён в строй.

Так же очевидно, что сейчас необходимо оснащать учреждения современным оборудованием. Десять лет назад государство направило значительные средства на модернизацию больниц. Приобрели и ввели в работу дорогостоящие оборудование и аппаратуру. Но в современном мире всё устаревает очень быстро, максимум за 5-7 лет. В течение этих десяти лет за полученным оборудованием должным образом зачастую никто не следил, не поддерживал в надлежащем состоянии, не заключал сервисных контрактов для его обслуживания. Такой подход привёл к слабому техническому оснащению медицины Кузбасса. Не было создано единого реестра оборудования, где можно увидеть в целом по отрасли его состояние как минимум по трём основным параметрам: «новое, работает, требует замены». Никто системно этим не занимался.
 
– Каковы другие причины для предпринимаемых мер?

– Одна из них – изменившаяся демографическая ситуация: в некоторых городах за 10 лет население заметно сократилось. В результате, появился профицит медицинских мощностей. В больницах есть дорогостоящее оборудование, но оно простаивает, так как сократилось число пациентов. Условно, конечно, какая-то аппаратура, лаборатории, подразделения могли бы работать на потребности других городов и районов.

В то же время рабочего реестра плановых потребностей учреждений здравоохранения Кузбасса нет. Как я уже сказала, нет перечня оборудования с разбивкой его на группы по степени износа. Нет реестра строительных нужд с указанием, где какие ремонты и в какие сроки нужно проводить, что строить или достраивать. Никто соответствующую инвентаризацию не проводил.
 
– И есть ещё кадровая проблема...

– Кадровый голод есть во всех отраслях и почти во всех субъектах федерации. Но обычно он наиболее характерен для очень отдалённых и малонаселенных территорий. А здесь наблюдается колоссальный дефицит кадров в ведущих лечебных учреждениях Кемеровской области. И как отмечает руководитель Кемеровского кардиоцентра Леонид Семенович Барбараш, он есть даже в самых современных, самых оснащённых медицинских учреждениях. Нужно над этим думать, искать и предлагать новые средства решения этой проблемы. И четвёртая серьёзная проблема – это кредиторская задолженность учреждений здравоохранения, тех, что работают в системе ОМС. Они сегодня вынуждены просто выживать, и в условиях нехватки средств набирают долги у поставщиков лекарственных средств, материалов, оборудования и коммунальных услуг. Есть уже и такие, что начинают набирать долги по фонду оплаты труда, не по самой зарплате, а налогам и отчислениям на неё.
 
– Как так получилось, если больницы работают по нормативам и по ним же заказывают услуги и поставки?

– Все финансовые параметры работы каждого учреждения системы здравоохранения следовало привести в оптимальную для реальной ситуации в регионе форму, поскольку система ОМС работает с учётом численности населения. К сожалению, ничего подобного в регионе с 2012 года не было сделано. В результате появился дефицит средств, больницы перестали платить поставщикам полностью и в срок. Те в свою очередь обращаются в арбитражный суд, выигрывают, приходят за деньгами уже с исполнительными листами.

Сегодня необходимо повысить эффективность работы управленцев в здравоохранении. Например, поменять отношение в части коммунальных расходов, излишней штатной численности, не привязанной к реальным объемам медицинских услуг, наличию стимулирующих выплат, которые не зависят от результатов труда, а также уйти от платы высокого земельного налога.

– Не с этим связана проблема нехватки нужных препаратов, врачей, методов лечения в больницах?

– В больницах нехватка ресурсов возникает в результате из-за неплатежей поставщикам. Такой дефицит стал активно проявляться как раз с 2018 года. Это проявилось бы в прошлом году, и сильнее, но тогда губернатор Сергей Евгеньевич Цивилев своим распоряжением выделил здравоохранению дополнительные 900 млн рублей, которые полностью пошли на поддержку учреждений с критической кредиторской задолженностью. В середине мая 2019 года губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев распорядился влить в систему ОМС для финансирования медорганизаций Кузбасса порядка 1,8 миллиарда рублей до конца 2019 года. Это поможет выровнять ситуацию в здравоохранении, но только при переходе на эффективное управление каждой медицинской организацией. А это уже – работа и ответственность каждого главного врача.

Вот в Прокопьевске, например, в больничном комплексе есть различные отделения и возможность развиваться, но они накопили критическую кредиторскую задолженность, свыше 100 млн рублей. Такая же ситуация в Топках, в Белово. Упомянутым инструментом увеличения норматива помочь мы не можем. Нужно провести объединение подразделений, чтобы в их состав были включены поликлиники. Тогда можно будет поднять подушевой норматив на прикреплённое население и скорую медицинскую помощь. Стационары получают финансовые средства из ОМС или бюджета по результатам лечения каждого пациента. В других местах и с другими больницами может быть по-другому, поэтому областному департаменту здоровья приходится буквально вручную заниматься с каждым учреждением. Поэтому мы говорим не о реформировании системы здравоохранения, мы говорим о поиске инструментов для возвращение в рабочее состояние всех медорганизаций. По действующему законодательству регион может увеличить норматив только тем учреждениям, которые имеют в своём составе поликлиники или отделение оказания скорой медпомощи.

Поэтому я ещё раз хочу подчеркнуть, что нельзя говорить о всеобщем характере нынешних мер реагирования, они зависят от конкретной ситуации, от конкретной больницы. Например, сейчас в Кузбассе 558 земельных участков, на которых расположены медицинские учреждения. Их кадастровая стоимость – более 6,1 миллиарда рублей. За год сумма налога с участков составляет порядка 93 миллионов рублей. Каждым учреждением проводится работа по снижению кадастровой стоимости земли, что позволит сократить расходы на 35 миллионов рублей в год. Уже есть положительный опыте областной детской больницы, которой удалось снизить кадастровую стоимость в 16 раз, сократив сумму налога в год с 6,8 миллиона рублей до 436 тысяч рублей. Также в Новокузнецком перинатальном центре уменьшили сумму земельного налога с 941 тысяч рублей до 84 тысяч рублей в год, а в Новокузнецкой детской больнице № 4 – с 761 тысяч рублей до 60 тысяч рублей.
 
– Получается, что Ваши нынешние мероприятия можно просто обозначить как антикризисные действия?

– Можно, конечно, но правильно говорить о проекте «Современная медицина Кузбасса». С упором на слово «современная».
 
– В чём проблема нехватки лекарств для льготников?

– У льготного лекарственного обеспечения другая проблема. Оно финансируется в основном из федерального бюджета, и, частично из регионального. Объективные и субъективные факторы сложились так, что существует нехватка лекарств, но это никак не связано с кредиторской задолженностью больниц. Один из них – это так называемое доведение лимитов на поставку льготных лекарств с оплатой из федерального бюджета. Нам эти лимиты финансирования на текущий год довели из федерального центра только в середине февраля. Это ещё не переданные фактически средства, а только объявленные для будущей передачи. Но по 44-ФЗ мы не можем без лимитов объявить конкурсы и аукционы на поставку. Потом ещё 30 дней на проведение этих  торговых процедур, получение заявок, проведение самих торгов. Покупка лекарств за счёт областного бюджета не решает проблему, так как потом нам эти расходы не компенсируют.
 
– Это общая по стране проблема?

– Да, все регионы с этим столкнулись, все были вынуждены жаловаться в федеральный центр. Министерство здравоохранения России отреагировало – сегодня лимиты финансирования доведены до нас уже на 2020 и на 2021 годы. И уже с сентября мы сможем работать на обеспечение нужд 2020 года.

Другая причина перебоев в том, что, столкнувшись с откровенным завышением цен на лекарства при закупках, мы поменяли систему этих закупок, что полностью оправдало себя в прошлом году, но дало сбой в нынешнем. Завышение цен на лекарства поставщиками было в прошлом году от 30% до 40% даже в сравнении с соседними регионами. Вот на это и пришлось реагировать антикризисными мерами, менять систему закупок, внедрять новое Агентство по закупкам. Благодаря ему и его сотрудникам удалось сэкономить 240 млн рублей. При том, что на рынке был рост цен на лекарства, от 6% до 12%. Все эти сэкономленные деньги, кстати, были потрачены на дополнительное лекарственное обеспечение.

Но в этом году поставщики нам «ответили». Они нас бойкотировали – не подали заявок по тем ценам, по которым мы проводили закупки в прошлом году. Так и возникли перебои. Приходилось решать проблемы буквально в ручном режиме – сотрудник Агентства приобретал лекарство адресно и приезжал к конкретному нуждающемуся человеку. На сегодня, мы преодолели эту ситуацию, поскольку все контракты на поставку лекарств заключены, поставки уже идут, последние пройдут в течение мая. Вынуждены были договариваться с поставщиками. Сейчас Агенство по закупкам до конца мая получит заказы на второе полугодие, чтобы организовать закупки. Чтобы перебоев не случилось в дальнейшем, начинаем формировать заявки на закупку на 2020 год. Будем стараться и договориться с поставщиками, и сэкономить, и выполнить свои обязательства в срок.
 
– В общественном мнении антикризисные меры, к которым вы прибегаете, выглядят как реорганизация и объединения больниц и медицинских учреждений. Как оптимизация. Так ли это на самом деле?

– Для организации в Кузбассе комплекса современной медицины мы применяем новые, эффективные подходы. Например, проводим вертикализацию служб по всему региону – кардиологической, онкологической и фтизио-пульмонологической. В первую очередь это разработка и внедрение единой методологии работы, единых стандартов медицинской помощи. Например, чтобы прекрасно развитую систему кардиологической помощи в Кемерове распространить на весь Кузбасс. Потому что больницы и врачи по региону по качеству и доступности помощи довольно сильно отличаются. На юге области нет кардиодиспансера, чтобы вести кардиологического пациента от и до. Различаются методологии, что дает разные результаты, разные показатели заболеваемости, смертности. Вертикализация обеспечивает также единство технического оснащения. Всё это призвано обеспечить наилучшие результаты в оказании медицинской помощи людям.

К примеру, почему необходима вертикализация онкологической службы? Сегодня в современной в онкологии есть более тысячи способов проведения химиотерапии, определяемых разными протоколами лечения. В Кузбассе в прошлом году применялось всего 20 способов. В настоящее время мы добились внедрения 300 способов, а в следующем году планируем ввести более тысячи. Но такую медицинскую помощь мы должны предоставлять для всех пациентов, по всему региону. Для этого проведено всеобщее обучение, организовано единое обеспечение. Ранее в Новокузнецке, к примеру, онкодиспансер вообще не практиковал современные методы химиотерапии.

Внедрение единой методологии и соответствующая практика должны контролироваться также по вертикали из одного центра. То же самое можно сказать про необходимость централизации фтизио-пульмонологической помощи, в Кузбассе остро стоит проблема заболеваемости туберкулезом.
 
– Но есть ведь и другие примеры, когда производится объединение не по вертикали, просто двух стоматологических клиник в Кемерове. Зачем в этом случае такая концентрация?

– Надо смотреть этот конкретный случай. Здесь происходит объединение более эффективного медицинского учреждения со слабой клиникой, в которой раздутые штаты, неэффективные использование оборудования и площадей, неэффективное управление в целом, плюс накопленная кредиторская задолженность. Причём, задолженность по сектору платных стоматологических услуг 12 млн рублей. Объединение в данном случае направлено на ликвидацию ненужных бессмысленных функционалов – бухгалтерии, отдельных хозяйственных служб, управленцев и пр. На общий штат всего в 50 человек они были не нужны, как и большинству других отдельных медицинских учреждений. Объединение позволяет без ущерба для пациентов, создать эффективную и не раздутую систему управления, подтянуть  слабые учреждения за счёт сильных.

В Кемерове, в частности, такое объединение позволит транслировать на весь регион положительный городской опыт работы школьных стоматологических кабинетов. Они в областном центре оказались сохранены, в отличии от других территорий. Это меня приятно удивило. Мы уже объявили торги на приобретение трёх передвижных стоматологических комплекса. Для обслуживания удалённых населённых пунктов. Чтобы люди не ехали для лечения в Кемерово, а по графику получали его у себя в городах и посёлках. Кроме того, куда проще и эффективнее ставить опытного специалиста в работу на крупное объединенное учреждение, с объединенными ресурсами, чем оставлять в небольшой больнице. Так он сможет и себя реализовать лучше, и помочь большему числу пациентов. Даже на примере передвижных комплексов – их лучше приобрести три на крупную и сильную клинику, чем по одному на три слабых.
 
– Сокращения собственно медицинских кадров в таких случаях не предполагается?

– У нас сегодня такой кадровый дефицит среди врачей, что говорить о каком-то сокращении медицинских работников нереально, бессмысленно. Мы вынуждены заниматься привлечением кадров не только из регионов Сибири, но и из Центрального федерального округа. Мы начали также реализацию программы формирования кадрового резерва. До 1 июля он проходит этап подачи заявок, отбора кандидатов, их самоподготовки и последующего комиссионного рассмотрения кандидатов для подготовки в самих больницах. В конце мая станет известно, сколько заявится кандидатов в управленческий кадровый резерв. Осенью мы проведем слушания в виде экзамена на соответствие кандидатов требованиям к попаданию в резерв.

У нас есть региональная программа по привлечению врачей и фельдшеров дефицитных специальностей. С 2019 года каждый приезжающий для работы в больницах специалист получает единовременную выплату в 1 млн рублей. Кроме выплаты специалисты должны быть обеспечены жильём, такую задачу главам муниципалитетов поставил губернатор. Список дефицитных специальностей закреплён документами департамента охраны здоровья населения, но каждое медицинское учреждение может заявить о собственных потребностях. Ответственность в обеспечении каждой конкретной больницы кадрами – задача каждого главного врача. Мы, региональная власть, даём для этого работающие инструменты.
 
– Стандартные претензии общественного мнения и пациентов к системе здравоохранения – это неэффективность оказываемой помощи, медлительность, забюрократизированность. Согласны ли Вы с этими претензиями? Каким образом планируется устранять недостатки современного здравоохранения региона?

– Эта проблема всей системы здравоохранения страны. Мы её хорошо понимаем, и видим решение в том, чтобы вернуться к оказанию не медицинской услуги, а медицинской помощи населению. Начинать нужно с понимания работы врачей и потребностей пациентов. Когда оно будет меняться, начиная с регистратуры, где пациентов должны встречать улыбкой, с внедрения технологий электронных очередей, и заканчивая обучением этике и деонтологии (медицинской этике – «А-П-Р»). В первую очередь нужно внимание к человеку. И мы этим занимаемся. Приходится, конечно, решать эту проблему по частям, отдельными задачами.

Как говорит губернатор, «войну не выиграть по всем направлениям». Безусловно, мы сталкиваемся с равнодушием медицинского персонала. Нужны большие усилия, чтобы его преодолеть. Оно появляется из-за нехватки кадров, перегруженности, занятости своими проблемами, в силу ощущения нестабильности. Поэтому я всегда говорю главным врачам – обсуждайте с персоналом, что мы делаем, что будет сделано. Говорить нужно и с общественностью по поводу проводимых мер, и с руководителями местного самоуправления. Я – за максимальную открытость. Сама постоянно выезжаю в больницы, общаюсь с пациентами, врачами, общественностью и главами муниципалитетов. Я выступаю за то, чтобы доносить информацию до людей, чтобы между всеми участниками процесса был честный разговор.
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[20 ноября] Добыча угля падает с начала года и растет с сентября
[19 ноября] Прокопьевску добавят вагоноремонт, деревообработку и восстановление автошин
[19 ноября] «Кокс» и его владелец избежали ответственности за шахту
[18 ноября] В развитие Шерегеша инвестируют ещё 7,5 млрд рублей
[18 ноября] «Южный Кузбасс» увеличил добычу угля за 10 месяцев на 9%, до 6,6 млн тонн

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко