Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[24 января] Кузбасский технопарк стал Официальным партнёром премии «Авант-ПЕРСОНА 2020»
[23 января] Рынок смартфонов в Кузбассе: средний сегмент и апгрейд за счет аксессуаров
[22 января] Медицинский форум «Енисей Медика»
[15 января] Новогодние траты клиентов ВТБ в Кемерове выросли на 15%
[24 декабря] Концепцию «Фонда поддержки преобразований в обществе» разработали в Новокузнецке


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Как чаще всего вы используете подаренные вам сувениры с корпоративной символикой?





результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 4 от 16.12.2019

Нелегальный рынок – в проигрыше все

Рынок медицинских услуг по данным аналитической компании BusinesStat растёт ежегодно на 10%, в 2018 году его оборот в России превысил 3 трлн рублей. Из них 600 млрд рублей (20%) доля платных медицинских услуг. По данным годового отчёта «Медси» 24% рынка платных медицинских услуг занимает теневой сектор. По Кузбассу таких данных нет, но эксперты говорят, что ситуация в регионе не сильно отличается от общероссийской.

Проблемный вопрос

Вопросы недобросовестной конкуренции теневого медицинского рынка с легальным публично подняли представители отрасли на дискуссионном модуле «Своё дело в Кузбассе: хочу, могу, ДЕЛАЮ!», проходившем в конце октября под модераторством Елены Латышенко, уполномоченного по защите прав предпринимателей в Кемеровской области.

Евгений Вальцев, представляющий Группу компаний, которые работают под брендом «Я здоров», в своём выступлении высказал обеспокоенность ситуацией, происходящей на рынке: «На сегодняшний день на рынок медицинского оборудования, хлынул поток аппаратуры, которая не имеет сертификатов и регистрационных удостоверений. Они стоят значительно дешевле, чем зарегистрированные аналоги, и их активно скупают недобросовестные предприниматели. Более того, мы видим массовый рост оказания «серых медицинских услуг» на таком оборудовании. При этом никто не заботится даже о том, что нужно получить санэпид заключение и лицензию на медицинскую деятельность, на помещение где оказываются такие услуги и т.п.». В такой ситуации проигрывают те компании, которые работают на рынке честно. «Мы несём затраты на персонал, на соблюдение всех требований регуляторов. А они, не неся затрат и ответственности, могут позволить себе демпинг ценой». В такой ситуации в проигрыше все – и бюджет, недополучающий налоги, и честный бизнес, и граждане, рискующие здоровьем. По его мнению, «самый серьёзный урон сейчас несёт рынок косметических услуг», на котором присутствует много откровенных шарлатанов.
Евгений Вальцев проинформировал, что сейчас создаётся ассоциация косметологов Кузбасса, которая объединит тех, у кого есть лицензии, сертификации, кто работает «в белую», чтобы совместно бороться с «серым» рынком. Но «хотелось бы, чтобы на эти факты обратили внимание и надзорные органы, начиная от таможни, ведь как-то умудрились ввести эту аппаратуру в страну», заканчивая налоговой и трудовой инспекцией, так как во многих этих организациях сотрудники не только получают «чёрную» зарплату, но иногда даже официально не трудоустроены.

Его поддержал Роман Говор, генеральный директор ООО «ГрандМедика»: «Для нас эти вопросы тоже больные». Подтвердив, что «чёрная» зарплата, конечно большой бич для всех, кто ведёт бизнес «в белую», так как затраты даже на персонал становятся несопоставимы, он обратил внимание также на вопрос НДС, который не платится в случае оказания мед услуг, но должен платиться при обычных косметических услугах, поэтому эти организации «прячутся за ширму мед услуг». Кроме того, по его мнению, многие такие псевдомедицинские организации занимаются откровенным «шаманизмом, не имеющим никакого отношения к медицине». Конечно, один путь борьбы с этим – ассоциация, но нужна также совместная работа с департаментом здравоохранения и контрольно-надзорными органами.

Представители медицинского сообщества говорят, что проблемы существуют во многих направлениях медицинской практики – и в стоматологии, и в офтальмологии и др. «Авант-ПАРТНЕР» в свою очередь попытался разобраться, что же происходит на «самом проблемном рынке» – косметологии. По признанию практикующих врачей-косметологов региона у нас те же проблемы, что и по всей России: контрафактная и «серая» продукция препаратов для инъекций, нелицензированное оборудование, большая доля теневого рынка, неквалифицированные специалисты и несовершенная система контроля надзорных служб, но обо всём по порядку.
 
Чем страшен контрафакт?

На отечественном рынке косметологии значительная доля препаратов для инъекций – импортная – в основном производства Франции, США, Швейцарии, Италии. Но в последнее время растёт популярность продукции китайского и корейского производства (Ha-Filler, AquaFiller, Lantox. Botulax). Клиники покупают их у официальных дилеров или напрямую у производителей.

Те же, кто пытается «сэкономить» покупают фальсификат – незарегистрированные в России препараты и медицинские изделия. Но главное – дистрибьюторы, торгующие всем этим контрафактом, действуют вполне открыто, их рекламу можно найти в интернете.

Кроме того, в нашей стране медицинские изделия могут продаваться как угодно и кому угодно. Поэтому филлеры, которые используют в косметологии, хотя, они и относятся к изделиям медицинского назначения, может купить любой.

«Здесь, мне кажется, нужно говорить о контроле продажи медицинских изделий. Да, у нас есть регламентированные законодательством вещи. Между тем создаётся ощущение, что компании продают кому захотят. При этом они утверждают, что продажи идут только врачам. На каком тогда основании врачу привозят домой филлер или ботокс?

Торговая компания говорит о том, что они работают только с медицинскими учреждениями. Но тогда на 1 000 препаратов, должно быть и 1 000 товарных накладных и договоров, которые они заключили с лицензионными клиниками. Откуда тогда есть препараты у людей, даже неработающих в клинке? На каком основании была осуществлена сделка? Она нигде не проходит, нигде не фигурирует, налоги не платятся. Я уверена, что здесь должны быть механизмы контроля, но пока они недостаточно эффективны», – говорит Лариса Петрова, директор и главный врач центра врачебной косметологии «Золотая линия».

Стоит понимать, что фальсификат и контрафактная продукция несёт прямую угрозу для клиентов, так как никто не может со 100% достоверностью указать химический состав нелегального препарата и предугадать последствия его применения.

«Меня больше пугает «серая» продукция. Это когда препарат зарегистрирован, имеет разрешения в России, но его «провезли в чемодане». Суть в том, что препараты для косметологии – это медицинские изделия, и к перевозке есть специальные требования, связанные, в том числе, с температурным режимом, изменение которого может привести к изменению химического состава. В результате то, что там привезли, может отличаться по химическим компонентам, со всеми вытекающими отсюда последствиями: изменения иммунитета, аутоиммунные состояния, аллергические реакции, пиодермия (гнойные инфекционные осложнения) и так далее. Как правило «серый» препарат – бесконтрольный и это действительно страшно», – комментирует ситуацию Наталья Ким, директор клиники косметологии «Эстетик».

Последствия применения подобных препаратов могут быть абсолютно разными. Всё чаще люди приходят после «неудачных» процедур в лицензированные клиники и просят о помощи, но заявление на нерадивых медиков никто не пишет. Нет доказательств – нет чеков или договора на оказание услуг. Нет сведений о препарате, который тебе вводили. Как говорят врачи-косметологи: «Людям просто стыдно признать свою ошибку, поэтому они и молчат». 
 
Врач или враг?

Ещё одна проблема – кто делает косметологические услуги. Кто такой косметолог, что отличает профессионал от шарлатана?

Начнём с того, что в российских мединститутах всё ещё нет специализации «врач-косметолог». Именно поэтому это специалист, получивший диплом по специальности «Лечебное дело» и закончивший ординатуру по специальности «Дерматология». В последующем он должен получить узкую специальность по косметологии и стать дермо-косметологом. В дальнейшем каждый пять лет подтверждать лицензию. Плюс постоянно проходить обучение на коротких курсах и семинарах. В общей сложности нужно около 8,5 лет, чтобы получить только специальность.

Как признаются косметологи, которые уже давно в профессии и этого мало. Для того, чтобы состояться как специалист необходимо около 10 лет практики, стать полноценным профессионалом – около 15 лет. Это всё опыт, который нарабатывается. И то, если повезёт, если рядом будет наставник. Причём те, кто уже давно в профессии, готовы и помогать, и обучать, и наставлять.

Пройти такой длинный путь сегодня готовы немногие. А спрос на услуги есть. Именно поэтому так популярны «услуги на дому». Люди проходят обучение на семинарах, тренингах или онлайн-курсах, закупают инъекции, дают рекламу в социальных сетях и начинают «работать» дома. Цена на услуги у них может быть в разы ниже, поэтому люди и идут к ним. При этом пациенты не спрашивают лицензию, не уточняют информацию о препарате и не обращают внимание на санитарные нормы...

Это всё вершина айсберга. Одни не хотят долго учится, другие хотят сэкономить, и как результат – серый рынок с неконтролируемыми последствиями.
 
Цена экономии – здоровье и жизнь

Неквалифицированные специалисты, контрафакт, неподходящие санитарные условия и т.п. – всё вместе это может дать «горючую смесь» цена которой – жизнь.

«Когда мы говорим о реакции организма на тот или иной препарат здесь возможны разные случаи. Например, индивидуальная непереносимость препарата. Что можно сделать в домашних условиях? Ничего. Особенно, если нет знаний и образования. Человек просто растеряется.

В клинике же есть все необходимое для оказания неотложной помощи любого патологического состояния пациента. Кроме того, в клинике работают врачи, которые могут в критической ситуации, до приезда скорой помощи что-то сделать. Они понимают все процессы в организме человека и способны предотвратить трагедию.

Обидно, что пациенты не сознают, какому риску они себя подвергают. Грубо говоря, экономя 1 тысячу рублей, они рискуют собственной жизнью. Когда вы приходите в клинику, у которой есть лицензия, вы понимаете, что она несёт ответственность и она отвечает за своих специалистов, оборудование, препараты и так далее.

Парадокс нелегальных кабинетов в том, что есть две стороны, которые поддерживают их появление и многолетнее существование. Есть спрос и предложение. Есть категории пациентов, которые даже не задумываются о последствиях и рисках. Сколько к нам их потом приходит, и мы пытаемся исправить ситуацию? А есть пациенты, которые вроде к нам ходят, а потом исчезают, потом приходят с проблемами. Мы пытаемся понять – что не устраивает у нас? Конечно, многое упирается в цену, но стоит ли экономия здоровья и жизни?», – говорит Татьяна Эбауэр, директор Медицинского центра «Эмилия».
 
Есть ли решение?

«О проблемах, которые существуют в косметологии можно говорить долго и эмоционально, их сегодня накопилось очень много. Чего действительно сейчас не хватает и что необходимо?

Не хватает регламентов деятельности небольших медицинских предприятий. Проблема в том, что для открытия предприятия и получения мед лицензии требования абсолютно одинаковые как для крупных клиник и центров, маленьких клиник, так и для одного–двух кабинетов медицинской направленности. И даже если удается открыть клинику или кабинет, то зарегламентированная медицинская деятельность начинает помимо финансов потреблять ещё огромное количество времени на сопровождение. А это люди, кабинеты и др. И это всё вкладывается в себестоимость медицинской услуги.

При этом наравне с нами работают люди, которые не тратят время и финансы на соблюдение законов. Не имеют не только медицинской лицензии и постоянного профпригодного помещения, но иногда и медицинского соответствующего образования. Используют несертифицированное оборудование и контрафактные препараты. А имея такую низкую себестоимость, значительно снижают цены на услуги, которые часто не соответствуют необходимому качеству. Это приводит к перераспределению клиентского потока. К снижению доходности и невозможности развития. Все это негативно сказывается на рынке косметологических услуг.

Клиники, имеющие лицензию на медицинскую деятельность, соблюдают все требования, платят налоги и ещё проходят плановые проверки. Тогда как косметологов, работающих «на квартирах» не проверяет никто.

Получение лицензии должно давать не только обязанности, обязательства и страхи, но и преференции в развитии», – говорит Алексей Филонов, директор Центра Эстетической Медицины.

Ситуация на рынке косметологических услуг накалилась и требует вмешательства со стороны законодательных органов, представителей федеральной и местной власти. Найти решения на все вопросы сразу невозможно, на это потребуется время.

«Ситуация в Кузбассе не уникальна. Подобные проблемы есть по всей России и не только в сфере косметологии. Сегодня в стране так сложилась система надзорно-контрольной деятельности, что у «контролеров» нет полномочий зайти к нелегальным предпринимателям, нужны межведомственные рабочие группы. Именно по этой причине «контролеры» идут сегодня только к тем, кто работает легально и имеет все лицензии.

Мы понимаем, что наш контроль должен работать на профилактику и предупреждение негативных последствий. А не на то, чтобы ходить к легальному бизнесу, постоянно обкладывая его штрафами. На региональном уровне мы поддерживаем предпринимателей и открыты к диалогу с ними. Мы готовы поддержать и продвигать интересы легального бизнеса.

Для решения существующих проблем в косметологии необходимо, чтобы представители бизнеса также объединились и заявили о проблемах, рассказали о них. Нам необходимо работать вместе. Без них, экспертов, которые знают и работают в этой отрасли изменений нужно будет ждать долго и их эффективность будет ниже», – комментирует ситуацию Елена Латышенко, уполномоченный по защите прав предпринимателей Кемеровской области.

А пока представители отрасли, объединившиеся в ассоциацию, пытаются инициировать серьёзный разговор с представителями контрольно-надзорных органов, чтобы хоть как-то начать системное противостояние нелегалам.
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[24 января] Индия наращивает импорт российского угля
[24 января] В 2019 году предприятия «Сибирского цемента» увеличили выпуск цемента на 3%, до 3,2 млн тонн
[23 января] Шахта им Кирова реконструировала очистные и получила первое в отрасли комплексное экологическое разрешение
[23 января] Новокузнецкая природоохранная прокуратура предъявила 3 судебных иска и 29 представлений предприятиям по нарушениям в сфере охраны воздуха
[23 января] В 2020 году в Кузбассе планируется газифицировать 1,8 тыс. частных домов

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко