Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[26 октября] СУЭК освоила производство бактерицидных рециркуляторов
[22 октября] В Кузбассе стартовала программа по ускоренному выходу на экспорт предприятий малого и среднего бизнеса
[22 октября] Трудовому коллективу Кузбасского филиала СГК
[21 октября] В Кузбассе стартовал проект по наставничеству в бизнес-сфере
[15 октября] Эти забавные животные: усато-хвостатое настроение на «Кузбасской ярмарке»!


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 3 от 24.08.2020

Куда уходит кузбасский уголь

 
Главная отрасль экономики региона, угольная, давно и прочно стала экспортной. Большая часть угля, добытого в Кузнецком бассейне, вывозится не только за его пределы, но и за пределы России. Его потребителями выступают электростанции и металлургические производства в десятках стран мира. Несмотря на то что отдельные регионы, в первую очередь Европа, сокращают потребление угля, мировой рынок угольной торговли продолжает рост. Он связан как с общим развитием мировой угольной генерации, так и её ускоренным ростом в отдельных регионах. При этом мировая торговля углём растёт, и именно это имеет значение для кузбасского угольного экспорта. Однако этот рост географически распределяется неравномерно. Потребление угля растёт в первую очередь в странах Восточной и Южной Азии, а также Африки. Туда увеличиваются экспортные поставки. И такая неравномерность создаёт проблемы для Кузбасса – освоенные и доступные рынки, расположенные к западу от региона, в первую очередь в Европе, сокращаются, а расширять поставки на восток сложно из-за ограниченной пропускной способности транспорта.
 
Спад энергии

В прошлом году мировой рынок угля разделился на три части. В Европе и в США его потребление в электроэнергетике продолжало сокращаться из-за конкуренции со стороны природного газа и давления общественного мнения и регуляторов. В Восточной и в Южной Азии оно снизилось из-за снижения спроса, конкуренции АЭС и ГЭС. В Юго-Восточной Азии уголь сохранил лидирующие позиции в энергетике. Правда, рост потребления на этом рынке не смог компенсировать общее сокращение угольной генерации. Впервые за многие годы она снизилась на 3%. Но тут нужно иметь в виду, что упала и вся мировая выработка электроэнергии.

Более 70% спада угольной генерации пришлось на США, Европейский союз, Японию, Южную Корею и Индию. В то же время сохранился и рост. В частности, во Вьетнаме, в Китае и в Канаде. В 2017-2918гг. угольная генерация в КНР росла с темпом 6,6% в год при общих темпах энергетики в 6,7%. На эту страну в прошлом году пришлось две трети новых мощностей угольной генерации в мире – 43,8 ГВт, каждые две недели генерирующие компании страны вводили в строй новую угольную ТЭС.

С учетом вывода старых мощностей в 7 ГВт итоговый объем увеличения составил за прошлый год 36,8 ГВт, сообщило китайское интернет-издание Sxcoal.com. И хотя не все вновь построенные мощности введены в постоянную работу – 40% из них решением правительства Китая были переведены в статус резервных мощностей на случай чрезвычайных потребностей – общий спрос на уголь в стране в прошлом году вырос. Что привело и к рекордному импорту угля в 300 млн тонн. Экспорт из Кузбасс в Китай также вырос – на 16%.

А вот в Европе в первом полугодии 2019 года угольная генерация упала на 19% год к году, во второй половине года темпы снижения ускорились до 23%. Примерно половина этого снижения возместило использование ветро- и солнечной генерации, вторую половину – переключение станций с угля на газ. Цены на него упали, в результате чего газовая генерация стала дешевле угольной. Против неё сработало и повышение цены углеродных выбросов. В результате даже в Польше, чья энергетика опирается на уголь, было отмечено снижение угольной генерации на 6% с пуском газовой станции. Незначительный рост выработки на угле произошёл только в Болгарии и Словакии.

Всё это не могло не привести к спаду кузбасского экспорта в ведущие европейские страны – в Испанию на треть, в Польшу (причину см. выше) – на 11,6%, в Великобританию – более чем в 7 раз. Но тут особый случай, эта страна, ранее бывшая крупнейшим производителем, а затем в основном, потребителем угля, энергично избавляется от его использования. Ставка делается при этом на возобновляемые источнки энергии (ВИЭ).

Драйвером угольной генерации в мире продолжает оставаться Юго-Восточная Азия, где в прошлом году её прирост составил около 10%, что даже быстрее, чем в соседнем Китае. При этом, за исключением Индонезии, расширение потребления угля в странах этого региона идёт в основном за счёт импорта. Абсолютным лидером в росте угольной генерации выступает Вьетнам, которому поэтому пришлось в прошлом году увеличить импорт угля в 2,44 раза, до 41,6 млн тонн с 17 млн годом ранее (по данным UN Comtrade Database). Это произошло, несмотря на довольно быстрый рост собственной добычи, на 10%. Ещё быстрее – в 3,33 раза – увеличила импорт Камбоджа, до 5 млн тонн с 1,5 млн. На Филиппины поставки зарубежного угля выросли на 21,5%, до 26,6 млн тонн, что подняло ее на 11-ое место в мире по угольному ввозу. Другие крупные импортеры Юго-Восточной Азии не увеличили, но и не сократили заметно ввоз: у Малайзии импорт составил 32,4 млн тонн (10-е место в мире по импорту), у Таиланда – 21,3 млн тонн (12-ое место).
 
В условиях низкого спроса и падения цен

Падение общего объёма производства в мировой энергетики неизбежно привело к снижению спроса на энергоносители и падение цен на них. Дополнительно этот фактор особенно остро проявил себя уже в этом году после мартовского нефтяного кризиса, но это другая история. Углю пришлось дополнительно сложнее, ведь на него цены опустились на довольно низкий уровень уже летом прошлого года, особенно в Европе. Накануне зимы специалисты энергетического рынка делали прогноз на основе того, что общий спрос на уголь в течение всего года в странах Европы находится на низком уровне в результате конкуренции со стороны газа и зависимости угольной генерации от спроса в пик отопительного сезона. В этот период выработка на ВИЭ и АЭС остаётся на низком уровне. Соответственно, для роста цен на уголь требовался подъём спроса, обусловленного холодной погодой.

Но зима 2019-2020гг. оказалась тёплой, что никак не улучшило ситуацию на угольном рынке. К тому же на европейском газовом рынке наблюдался хронический переизбыток газа, главного топливного конкурента угля. Власти Кузбасса стали описывать ситуацию с ценами и спросом как кризис на рынке энергетического угля, с учётом того, что спрос и цены на коксующийся уголь определяются другими факторами и снизились не так критично.

В результате мировая торговля углём в прошлом году стагнировала. Объём учтённой международной статистикой импорта угля, включая бурый, составил 1,44 млрд тонн, экспорта – 1,5 млрд. В первом случае учтенный импорт остался на уровне 2018 года, а учтенный экспорт вырос на 37 млн тонн (на 2,5%) в сравнении с предыдущим годом. Крупнейшим импортёром угля остался Китай – 300 млн тонн (197 млн тонн каменного и 103 млн бурого угля). Если считать только по каменному углю, а вся мировая торговля бурым углём составляет всего 109 млн тонн, то здесь лидерство сохранила Индия, 249 млн тонн против 227 млн годом ранее. На второе место вышел Китай, 197 млн против 186 млн тонн, на третье со второго опустилась Япония, 186 млн против 189 млн тонн. Уже много лет ее импорт угля колеблется около отметки 190 млн тонн, не слишком далеко опускаясь от неё и не поднимаясь выше, чем на 1-2 млн. Четвертое и пятое место уже много лет традиционно занимают Корея (141 млн тонн импорта в 2019 году) и Тайвань (67 млн), а вот на шестое по итогам прошлого года вышел Вьетнам с упомянутыми уже рекордными темпами роста. Таким образом, он потеснил Германию, которая осталась крупнейшим импортёром угля в Европе (40 млн тонн импорта против 45 млн в 2018 году).

В целом, в списке крупных импортёров угля (свыше 10 млн тонн в год) в прошлом году было 22 страны, в том числе, 4 ввозили более 100 млн тонн в год. И это не считая 8 средних импортеров (от 5 до 10 млн тонн годового ввоза). По показателю географического присутствия рынок угольного импорта один из самых широких. Тогда как экспорт угля сосредоточен в очень незначительной группе стран – всего 12 из них вывозят свыше 10 млн тонн в год и только три из этого списка – свыше 100 млн, включая Россию. Кстати, если Кузбасс учитывать как отдельного экспортера, то с объёмом поставок 135 млн тонн в прошлом году регион занял бы тоже самое третье место, что у России. А остальные углеэкспортные регионы с совокупным вывозом 82 млн тонн (правда, с учетом бурого угля) оказались бы на пятом месте после  США (84 млн тонн экспорта в 2019 году), но впереди ЮАР (78 млн) и Колумбии (71 млн тонн).
 

В отличие от российского экспорта угля, который в прошлом году в условиях стагнирующего рынка вырос на 6 млн тонн и составил 205,4 млн тонн по каменному углю и на 1,3 млн, до 12,1 млн по бурому, экспорт угля из Кузбасса, естественно, только каменного снизился. И заметно – на 3%, со 139 млн тонн в 2018 году до 135 млн. Таким образом, следует признать удаленность от восточных рынков сыграла против Кузбасса, тогда как другие регионы – экспортеры угля от этого выиграли (см схему «Динамика экспорта угля из российских регионов в 2016-2019гг.»)
 

Как показывают данные таможенной статистики, быстрее всего в прошлом году рос экспорт угля в Бельгию, в 2,3 раза, до 1,1 млн тонн и во Вьетнам – в 1,9 раза, до 2,8 млн тонн. Из других крупных импортеров закупки кузбасского угля заметно увеличили Индия, в 1,7 раза, до 4,25 млн тонн и Германия – в 1,6 раза, до 17,1 млн тонн. Физический прирост экспорта в Германию был самым большим в прошлом году – 6,6 млн тонн.

Экспорт угля в КНР быстро рос в первой половине прошлого года, но в итоге за весь год увеличился на 16%, до 7,8 млн тонн. В Японию он вырос на 6%, до 12,7 млн тонн, в Израиль – на 33,3%, до 2,8 млн тонн, в Марокко – на 23,5%, до 3,67 млн тонн. В 2018 году не было отмечено поставок угля в Мексику, а в прошлом году экспорт в эту страну составил уже около 1 млн тонн. Из других стран, заметно нарастивших закупки угля, но пока в небольшом объёме, можно отметить Грузию, увеличившую закупки в 2 раза, до 0,65 млн тонн, и Таиланд – в 1,6 раза, до 0,47 млн тонн.

К сожалению, всех этих приростов по отдельным странам не хватило, чтобы компенсировать потери. Самое заметное снижение поставок кузбасского угля было в прошлом году в Великобританию – более чем в 7 раз, до 1,2 млн тонн с 8,6 млн годом ранее. Кроме того, сократили импорт: Турция – на 21,3%, до 8,16 млн тонн, Испания – на 33%, до 1,6 млн тонн, Тайвань – на 25%, до 4,76 млн, Южная Корея – на 17%, до 15,4 млн тонн, Польша – на 11,6%, до 8,4 млн. На долю последних трёх стран и Великобритании пришлись самые большие сокращения поставок, совокупно более, чем на 10 млн тонн. И если смотреть на расклад по макрорегионам, то из потерь прошлого года на европейский рынок пришлось около 11 млн тонн, на азиатский – 4,7 млн тонн. В первом случае компенсировать потери удалось лишь частично – за счёт Германии 6,4 млн тонн, Бельгии – 500 тыс. тонн и Нидерландов – 1,1 млн. На рынке азиатские потери почти полностью покрыло увеличение поставок в Китай, Индию, Японию, Вьетнам и Израиль. 

Таможенная отчётность по углю даёт также снижение в 3 раза поставок на Украину, до 2,7 млн тонн, с полным их отсутствием во втором полугодии прошлого года. Но представители угольных компаний уверяют, что поставки на самом деле шли, хотя и сократившись против обычного примерно в 2 раза. Не исключено, что во втором полугодии уголь занесли в таможенную классификацию «не установленные товары», тем более, что в начале этого года украинские СМИ сообщали, на долю России в прошлом году пришлось более половины всего украинского импорта угля в 18 млн тонн.

Отдельно нужно отметить экспорт угля в Беларусь, который вырос в прошлом году в 2,8 раза, до 2,42 млн тонн с 862 тыс. годом ранее. Но не секрет, что эти поставки в конечном счёте направлялись на Украину, ведь в Беларуси нет угольных электростанций, только газовые, и других потребителей угля.
 

Если  оценивать в краткосрочной ретроспективе, то самые заметные приобретения с 2016 года кузбасские экспортеры получили за счёт Индии (рост поставок в 3,55 раза), Польши (в 2,7 раза), Германии (в 2,2 раза), Китая (в 1,45 раза), Марокко (в 1,4 раза) и некоторых других (см. график 2 «Приобретения кузбасского угольного экспорта»). Самые большие потери пришлись на Великобританию (снижение поставок в 9 раз), Турцию (на 22%), Южную Корею (на 20%) и некоторых других (см. график 3 «Потери кузбасского угольного экспорта»). 
 

Потери и перспективы

Так или иначе, именно к итоговому снижению кузбасского угольного экспорта на 5 млн тонн в прошлом году привели «уход» Украины, как одного из крупнейших рынков сбыта (8,3 млн тонн в 2018 году), а также некоторые локальные потери (0,4 млн тонн в Пакистан, 1,5 млн тонн в Румынию, которые шли как раз через Украину по железной дороге, и др.).

Снижение экспорта угля продолжилось и в этом году: за первое полугодие вывоз угля из Кузбасса за рубеж составил 59,4 млн тонн угля, на 17,8% ниже, чем годом ранее – 72,2 млн тонн. Но ситуация в ковидной экономике в мире совсем другая, чем год назад – объём производства падает во всех отраслях, включая энергетику, снижается спрос на все виды энергоносителей. Но это не означает, что ситуация продолжит ухудшаться и далее.

Ясно за счёт кого несёт и будет нести потери кузбасский угольный экспорт – это Атлантическо-Европейский рынок. В обозримом будущем с разной скоростью так или иначе будут сокращать потребление угля страны Европы. Туда угля потребуется всё меньше. Но это не означает, что на западном направлении не будет сбыта угля. Стабильно 36-38 млн тонн угля ежегодно импортирует Турция. Уже продолжительное время без намерений снижения. И хотя кузбасские поставки в прошлом году в эту страну упали на 21% или 2,2 млн тонн, этот рынок сохраняет своё значение. Об этом свидетельствуют показатели начала нынешнего года, когда весь российский экспорт угля в Турцию в январе-феврале вырос на 40% и составил 2,2 млн тонн на фоне общего роста угольного импорта страны в эти месяцы в связи с введенными в стране экологическими ограничениями на использование бурого угля в энергетике и низкой загрузкой ГЭС. В результате, общий импорт энергетического угля в первые два месяца 2020 года составил 5,5 млн тонн, из которых на долю российских поставок пришлось 40%.

Другой пример – Марокко. С 2016 года Россия является крупнейшим поставщиком угля в эту северо-африканскую страну, которая за последние 10 лет увеличила импорт угля в 2,5 раза, с 4,2 млн тонн в 2010 году до 10,1 млн в прошлом. Из России поставки выросли быстрее – в 4 раза, с 1,48 млн тонн до 5,88 млн. Из этого объёма две трети, 3,67 млн тонн, пришлось на поставки из Кузбасса. Стоимость кузбасского экспорта угля составила при этом 214 млн долларов. А за первое полугодие 2020 года экспорт Кузбасса в Марокко в денежном выражении вырос на 46% и составил 134 млн долларов против 91,5 млн годом ранее. Его товарный состав не раскрыт, но по итогам всего прошлого года он на 98% был представлен углём.

По данным специализированных изданий, в текущем году поставки российского угля в Марокко выросли в 2 раза за счёт предложения более привлекательных цен в сравнении с конкурентами и в связи с ограничениями из ЮАР из-за эпидемии коронавирусной инфекции. В результате чего, российский уголь, на две трети кузбасский, стал доминировать на рынке Марокко. Перспективность этого рынка в том, что он, как, к примеру, вьетнамский, быстро и стабильно растёт. Есть много и других подобных стран, куда кузбасские угольные поставки пока идут в небольшом объёме, но которые быстро наращивают импорт. Это – Пакистан (рост импорта угля за последние 5 лет в 2,8 раза, до 13 млн тонн), Бангладеш (в 1,8 раза, до 7,2 млн), Камбоджа (в 7 раз, до 5 млн тонн), Доминиканская Республика (до 2019 года импорт отсутствовал, в прошлом году составил 1,9 млн тонн) и некоторые другие. Конечно, во многих случаях новые угольные импортёры предъявляют годовой спрос на небольшие объёмы угля. Зато они постоянно его наращивают. И не собираются останавливаться.
 
Восточный вариант

Несмотря на то что в прошлом году кузбасский экспорт понёс довольно существенные потери при поставках в некоторые страны АТР, этот рынок считается по-прежнему перспективным. Но поставки в восточном направлении сдерживаются пропускной способностью железных дорог, поэтому власти Кузбасса активно выступают за развитие Восточного полигона РЖД – БАМа и Транссибирской магистрали. Полагая также, что наличие вывоза могло бы смягчить воздействие кризиса на угольщиков, но прежние планы по полигону были сорваны. Как заявил губернатор Кузбасса Сергей Цивилев на совместном заседании рабочих групп Госсовета РФ по направлениям «Энергетика» и «Транспорт» 14 августа: «Проект развития БАМ-1 должен был быть реализован в 2017 году, а в итоге был перенесён на 2019, затем на 2021 год. Если бы этот проект был реализован в установленные сроки, сегодня все – и РЖД, и угольщики, и энергетики – в условиях нынешнего кризиса чувствовали бы себя гораздо лучше».

По словам губернатора Кузбасса, «должна быть ясность по развитию Восточного полигона, надо знать, в каком году и когда именно появятся дополнительные провозные мощности, потому что под это будут идти инвестиции угольных компаний». Он также напомнил, что в 2018 году планами развития Восточного полигона, планировалось, что инвестиции РЖД составят 700 млрд рублей, а инвестиции угольных компаний в перевозочную инфраструктуру – 1,1 трлн рублей. Затем согласовали повышение тарифа для угольных компаний. В результате фактические инвестиции со стороны угольщиков увеличились до 1,3 трлн рублей, со стороны РЖД снизились до 500 млрд рублей».

Это предложение поддержал министр транспорта России Евгений Дитрих, по словам которого, «планы должны быть синхронизированы, несомненно». Секретарь Госсовета Игорь Левитин со своей стороны заявил о необходимости выполнять планы модернизации железных дорог Сибири и Дальнего Востока. Он напомнил, что «есть поручение президента страны о вывозе кузбасского угля, и никаких проволочек в модернизации БАМа быть не должно». Заместитель гендиректора ОАО «РЖД» Андрей Макаров подтвердил, что задача развития инфраструктуры Восточного полигона «является ключевой для РЖД».

Риск спада и локальных потерь, конечно, есть и на восточном направлении. К примеру, Южная Корея в последние два года проводит политику увеличенной загрузки своей ядерной энергетики и периодических остановок угольных электростанций для уменьшения выбросов. Что привело и к общему снижению импорта на 5% до 141 млн тонн в 2019 году, и к потерям кузбасских экспортеров (но не России в целом!). Однако в целом с учётом больших планов развития угольной генерации в Китае, странах Юго-Восточной и Южной Азии это направление угольных поставок для Кузбасса имеет сегодня ключевое значение.
 
 
 
«АВАНТ» в соцсетях:
       

Рубрики:

Деловые новости

[26 октября] На разрезе «Шестаки» запущены очистные в 50 млн рублей
[26 октября] Число умерших в Кузбассе от последствий коронавирусной инфекции превысило 200 человек
[26 октября] У губернатора Кузбасса подтвердился коронавирус
[26 октября] На программу «Чистый уголь – зеленый Кузбасс» на 2020-2025гг. выделено 3,5 млрд рублей
[26 октября] Скопление тел в морге Новокузнецка объяснили карантином родственников умерших

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко