-->
 

Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[28 февраля] Кемеровчане стали больше читать электронные книги
[26 февраля] «Ростелеком» развернул телеком-инфраструктуру в обновленном детском лагере «Олимпиец»
[19 февраля] Щегол-артист: в Кемерове появится новый арт-объект
[16 февраля] Новокузнечане первыми в Кузбассе увидели самую ожидаемую шпионскую драму – «ГДР»
[14 февраля] Анжелика Рогожкина стала единым бизнес-лидером объединенного ВТБ


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»


 

наш опрос

Где вы встретили новый год?








результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 3 от 22.08.2023

Олег Токарев: «В условиях блокады Запада рост угольного экспорта в восточном направлении – это неплохой результат»

Олег ТОКАРЕВКузбасс выступает и главным производителем угля в России, и его крупнейшим экспортёром. Ужесточение внешнего давления со стороны Запада заметно осложнило работу угольной промышленность региона, заставив компании серьёзно перестраивать свою работу в сфере сбыта и экспорта, и обеспечения своих производственных потребностей в технике и оборудовании. О том, как адаптировалась отрасль за последние полтора года и какие результаты работы получила, мы попросили рассказать министра угольной промышленности Кузбасса Олега ТОКАРЕВА.

– Олег Сергеевич, не так давно Вы опубликовали итоги работы угольной отрасли Кузбасса за 5 лет (2018-2022). Нельзя ли для начала уточнить, какие именно новые предприятия, указанные в слайде, были введены в прошлую пятилетку?

– Действительно, за указанную пятилетку в угольной отрасли Кузбасса было построено и введено в строй 11 предприятий, в том числе, 6 разрезов с 1070 новыми рабочими местами, 3 углеобогатительные фабрики с 800 рабочими местами и 2 шахты. На них было создано 2300 новых рабочих мест. Добавлю также, что этим не ограничилась инвестиционная активность наших угольных компаний – для своих нужд они построили за 2018-2022гг. 158,1 км железнодорожных путей необщего пользования и 6 погрузочных железнодорожных станций. Если говорить о конкретных пусках, то в 2018 году были запущены: участок открытых работ «8 Марта» в Прокопьевске ООО «Энергоснаб», первая очередь нового разреза на участке недр Убинский в составе АО «Разрез «Шестаки» группы «Стройсервис» и обогатительная фабрика «Краснокаменская» в Киселевске. Её построило АО «Талтэк». В 2019 году на шахте «Увальная» АО «Угольная компания «Сибирская» была построена обогатительная фабрика. В 2020 году в разгар пандемии ковида, по понятным причинам, было инвестиционное затишье, а вот на следующий год введены в эксплуатацию сразу 5 новых предприятий. ООО «Разрез «Кузнецкий Южный» запустило добычу на своём разрезе в Новокузнецком округе, а относительно рядом АО «Сибирская углепромышленная компания» – на разрезе «Чернокалтанский». АО «СУЭК-Кузбасс» ввело в строй первую очередь шахты «7 Ноября-Новая» в Беловском муниципальном округе, группа «Стройсервис» – обогатительную фабрику в составе ООО «Шахта №12» в Киселевске, и на участке недр закрытой шахты «Кузнецкая» начала добычу шахта «Сибирская» в составе одноименного ООО. В прошлом году в число действующих предприятий вошли ООО «Разрез «Верхнетешский» угольной компании «Элси». Новый разрез ведёт добычу рядом с другим крупным активом этой компании – разрезом «Кийзасский». В этом году введён в строй Разрез «Истокский» и планируется ввести в строй обогатительную фабрику на шахте «Сибирская». К другим итогам прошедшей пятилетки можно отнести такие важные показатели как совокупная добыча 1,19 млрд тонн угля с его экспортом в объёме 686,8 млн тонн, 570,2 млрд рублей инвестиций в отрасль и 315,5 млрд рублей уплаченных угольными компаниями налогов.

– И естественный в таком случае вопрос в продолжение – что планируется ввести в ближайшее время?

– Планами кузбасских угольных компаний на 2024-2025гг. предусмотрены четыре пуска новых предприятий. В частности, ООО «Разрез «Южный» планирует построить шахту «Южная-Глубокая» в Новокузнецком районе. Верхние угольные пласты разрез выработал в свое время открытым способом, остановил добычу, получил затем новую лицензию на пласты, залегающие ниже, и на них строит шахту. Холдинг «СДС-Уголь» в Прокопьевском районе строит обогатительную фабрику «Кузбасс-300», и ООО «ЦОФ «Энричевская» планирует ввести в строй аналогичную фабрику а этом же районе. Все эти пуски в планах на следующий год, а в 2025 году в районе Калтана должна быть построена обогатительная фабрика «Тайлепская» в составе ООО «Разрез «Тайлепский».

– Угольная промышленность, благодаря сверхудачной конъюнктуре внешнего рынка, получила рекордные финансовые результаты в 2021 и в 2022 годах. Какие прогнозы в министерстве относительно нынешнего года?

– Пока в нашем распоряжении есть только данные по инвестициям за первый квартал этого года. И они показывают, что вложения в развитие угольных предприятий составили 28,2 млрд рублей, из которых 17% было направлено на строительство новых объектов отрасли и 83% на техническое перевооружение и реконструкцию действующих предприятий. Это на 2,6 млрд меньше, чем в первом квартале прошлого года, когда они были на уровне 30,8 млрд рублей. Прогнозируемый объём капвложений в угольную отрасль по итогам текущего года – 130-135 млрд рублей. В прошлом году он составлял 151 млрд рублей. Но если инвестиции пока снижаются, то средняя заработная плата на предприятиях отрасли выросла в этом году, уже до 96,6 тыс. рублей в месяц. Это на 16,4% выше, чем годом ранее, когда она составляла 82,9 тыс. рублей. По итогам года ожидаем, что среднемесячная зарплата в отрасли вырастет на 10% к уровню прошлого года в 89,6 тыс. рублей. Кстати, в этом году выросла и занятость в угольной промышленности Кузбасса, на 700 человек – до 92,2 тысяч.  В связи с ростом зарплат и числа занятых увеличилось в первом квартале поступление в бюджет налога на доходы физических лиц: на 8,8%, до 4 млрд рублей. Кроме того, на 14,4% в сравнении с первым кварталом 2022 года добавилось налога на имущество, до 1,31 млрд рублей, и в 2,5 раза налога на добычу полезных ископаемых, 7,3 млрд рублей. Но в целом поступление налогов в консолидированный бюджет области снизилось в первые три месяца текущего года на 36,7% и составило 27,8 млрд рублей. Это связано со снижением цен на уголь на мировом рынке и соответственно, снижением прибыльности. Однако ожидаем, что в текущем году будет дальше положительная динамика финансовых показателей угольных компаний Кузбасса.

– Очевидно, что другого такого удачного с финансовой точки зрения года как 2021 уже не будет, да и ситуация на внешних рынках радикально изменилась с прошлого года. Не кажется ли Вам, что в таких обстоятельствах нет смысла ставить отрасли задачи дальнейшего роста, строительства новых мощностей и освоения новых участков недр, в новых территориях и пр. (за исключением замены выбывающих мощностей, конечно)? Какие в таких обстоятельствах задачи Вы считаете обоснованными и разумными?

– Экономическая и политическая ситуация в мире склонна меняться. И цена на уголь тоже меняется с условно 200 долларов за тонну некоторое время назад, в прошлом году была ещё выше, до сегодняшних условно 100 долларов за тонну. Однако это переменная составляющая угольного рынка, а постоянная заключается в том, что спрос на уголь велик во всём мире, и в ближайшей перспективе массового отказа от него не прогнозируется. В свою очередь, чтобы запустить его добычу требуется немало времени – с момента разрешения на пользование участком недр и до начала добычи может пройти 5 лет и более. За это время проводится геологическая разведка, проектная подготовка и планирование, а потом строительство добывающего предприятия. И за этот период ситуация в мире может измениться в любой момент. И вот в таких сложных противоречивых обстоятельствах приходится работать нашим угольщикам, и для них задача в свою очередь подстраивать свои планы под текущую ситуацию. Если говорить об освоении новых участков недр, то в нынешних условиях сложностей со сбытом появление новых добывающих мощностей будет вести только к демпингу в среде кузбасских производителей и к общим потерям. И предприятия много не заработают, и Кузбасс, а землю перекопают зря со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Добавлять же новые угольные участки нужно для восполнения выработанных запасов на уже действующих предприятиях. Чтобы поддержать добычу и сохранить рабочие места.

– Вы работаете в постоянном контакте с представителями угольных компаний. С какими конкретно сложными ситуациями пришлось им столкнуться в связи с санкциями и другими внешними ограничениями? Как они решали эти новые проблемы?

– До отказа Польши от импорта российского угля в апреле прошлого года и прочих стран Европейского союза в августе 2022 года западные рынки сбыта кузбасского угля были среди основных. По данным Федеральной таможенной службы, только в 2021 году экспорт угля из Кузбасса в страны ЕС, Великобританию и Норвегию составил 39,7 млн тонн. Поэтому такая масштабная переориентация с этого рынка, к тому же в кратчайшие сроки, стала серьёзной задачей для кузбасских угольщиков. Знаю случаи, когда компании вынуждены были разворачивать обратно уже отправленные в западном направлении маршруты с экспортным углем, когда в августе прошлого года вступило в силу эмбарго ЕС. Задача переориентации на новые рынки была тем более сложной, если учитывать дефицит пропускной способности Восточного полигона ОАО «РЖД». Он даже вынудил компании отгружать уголь новым потребителям в Южной и Юго-Восточной Азии из российских портов Юга и Северо-Запада. А это более длинный и более дорогой маршрут. Ситуация усугублялась ещё и увеличением транспортно-логистических расходов в связи с остановкой действия понижающих коэффициентов на тарифы «РЖД» для экспорта угля, ростом ставок на привлечение вагонного парка и на перевалку в портах, увеличением расстояний доставки и проблемами с фрахтами. Выстраивание конструктивных и доверительных отношений с партнёрами на угольном рынке – это, как правило, результат многолетней работы. И, безусловно, полностью преодолеть последствия кардинальной смены направлений поставок за такой короткий срок нельзя. Тем не менее, по итогам прошлого года кузбасские угольщики экспортировали 120,2 млн тонн угля. Это меньше, чем годом ранее на 14% или 19,5 млн тонн, но всё равно очень большие объёмы.

Падение экспорта в прошлом году пришлось в основном на порты Северо-Запада, через которые ушло 41,7 млн тонн угля, на 6,7 млн меньше уровня 2021 года. В восточном направлении отправили также меньше – 47,9 млн тонн, минус 4,5 млн к 2021 году. Только на южном направлении увеличили экспорт, до 26,4 млн тонн, что на 5,9 млн больше предыдущего года. По итогам первого полугодия этого года экспорт кузбасского угля составил 59,3 млн тонн, что на 0,7 млн больше, чем годом ранее. Рост при этом произошёл при поставках в восточном направлении – на 1,2 млн тонн (к уровню 2021 года) до 26,8 млн, а вот через порты Северо-Запада экспорт сократился на 3 млн тонн до 21,5 млн, и через порты Юга на 0,5 млн тонн снизился до 10,6 млн. В условиях беспрецедентной блокады со стороны Запада это неплохой результат.

Кузбасский уголь хорошо известен на мировом рынке своими исключительными качественными и экологическими характеристиками, поиск новых рынков наши угольщики ведут постоянно, и находят их. К сожалению, нужно признать, что за уже проведенную переориентацию пришлось заплатить, в том числе, скидками на наш уголь. Весь прошлый год на рынке был дисконт на российский уголь, до 40% от биржевых цен, с его помощью наши компании заходили на новые рынки. И, несмотря на дисконт, угольщики работали в плюс, но сейчас, к сожалению, цены на уголь снизились, выросли все сопутствующие расходы, особенно на транспортировку, и это отражается негативно на прибылях компаний.

Ещё одной проблемой для угольщиков стала в прошлом году оплата за поставленный уголь по контрактам с новыми покупателями. Все привыкли работать в системе платежей, подконтрольной американским банкам, а когда крупнейшие российские банки, её участники, попали под санкции, появилась проблема  возврата денег за уголь. Эти средства не могли зайти в Россию, приходилось искать варианты через дружественные страны, тот же Китай, или иные способы, чтобы найти форму оплаты. Тяжело приходилось угольным компаниям, надо признать, но сейчас они наладили перевод денег через Эмираты, Китай и другие места. 

– А проблемы с индийскими рупиями, как у российских нефтяников, у наших угольщиков не было? Как писала пресса, нефтяные компании накопили рупий много, а конвертировать или использовать не могут.

– Насколько мне известно, у угольщиков такой проблемы нет. Они экспортируют уголь в Индию не за рупии. За юани, дирхамы, но не за рупии.

– А как Вы оцениваете попытки расширить свой сбыт за счёт внутреннего российского рынка? Как это попыталась сделать «Кузбасская топливная компания», даже в поставках по северному завозу приняла участие.

– Надо сказать, что КТК изначально была построена как коммунальная компания, для снабжения топливом ЖКХ и частного сектора, то есть, для работы в первую очередь на внутреннем рынке. У неё хорошо развитая система сбыта угля по регионам Сибири, в Алтайском крае, в Новосибирской, Омской областях, она умеет работать на этом рынке, и в прошлом году заключила контракты на поставки угля в другие регионы России. Впрочем, на экспорт уголь она также поставляет.

– А не пришлось, как это, к примеру, было в кризис 2008-2009гг. останавливать производство каким-то предприятиям, переходить на трехдневку, сокращать персонал?

– К таким экстренным мерам компании не прибегали ни в прошлом году, ни в этом, слава богу. Напротив, как уже говорил, заметно выросла заработная плата, почти на 20% за прошлый год. И в этом году рост продолжился, как и увеличение числа занятых в отрасли. Но, несмотря на это, угольные предприятия испытывают нехватку работников, сегодня она составляет в среднем 5 тыс. вакансий. Поэтому сейчас уже компании конкурируют за горняков, стараясь не допускать заметной разницы в оплате труда. Иначе работники могут перейти к соседям. Конкуренция среди компаний очень острая, тем более что широко используется вахтовый способ работы – наши горняки работают вахтой в Якутии, а в Кузбасс везут работников из соседних регионов. Чтобы повысить производительность некоторые угольщики уже рассматривают внедрение безлюдных технологий добычи, в этом году «Распадская угольная компания» приступает  к строительству нового блока,  где будут применяться безлюдные способы добычи, а в 2025 году планами компании «ММК-Уголь» предусмотрено внедрение такой технологии на одном из добычных участков.

– Как бы Вы оценили возможности и перспективы импортозамещения в углепроме Кузбасса? Насколько местные и российские предприятия в состоянии закрыть потребности угольщиков? Или всё же лучше обратиться к другим зарубежным поставщикам (китайским)? Можете привести примеры удачного замещения российскими производителями зарубежных поставок? Расширения производств для такого замещения?

– Отечественные производители сейчас не способны полностью закрыть потребности угольщиков. Как минимум это связано с тем, что многие годы угольщики закупали импортное оборудование и технику, мало обращая внимания на поставщиков с внутреннего рынка. Соответственно, у местных производителей не было высокого спроса на продукцию, и они производили ее не в тех объёмах, чтобы покрыть потребности угольщиков. Сейчас загрузка предприятий угольного машиностроения кратно возросла, и какие-то потребности оказались закрыты полностью. Например, «Анжерский машиностроительный завод» увеличил выпуск забойных конвейеров и может полностью закрыть потребности в них, на любой добычной комплекс может поставить. Ленинск-кузнецкий завод «Сибдамель» нарастил производство, в том числе, расширил линейку изделий и услуг, стал ролики конвейерные выпускать, ремонт гидроцилиндров совместно с Юрмашем освоил. Киселевский завод ОМТ предлагает крепи, анкеры и транспортное оборудование. Буровые станки для разрезов раньше практически все импортировались, сейчас их начал предлагать, хорошего качества и характеристик, даже с возможностями направленного бурения, Копейский машиностроительный завод на Урале, известный своими проходческими комбайнами. Помимо него ещё одно предприятие из Екатеринбурга вышло на рынок с буровыми станками, и белорусские производители. Оценив с угольщиками внутренние производственные возможности, мы пришли к выводу, что почти все потребности в подземном оборудовании для добычи угля могут закрыть отечественные заводы. Кроме очистного комбайна. Но пока перекрыть все потребности угольщиков они ещё не в состоянии. По объёму нет достаточных мощностей, а некоторые предприятия не могут пока и в технологическом плане. Сегодня местные заводы проводят большую работу, совершенствуя и технологии, и увеличивая мощности, но быстро это тоже не сделать. А из ЕС, США и Японии угольщикам сложно приобретать привычную им технику и оборудование, запчасти на них, расходные материалы и другое из-за санкций, а параллельный импорт обходится дорого. Тогда как техника и оборудование уже находятся в работе и требуют обслуживания.

– И что делают?

– Когда не успевают местные производители, угольщики ищут в других местах, постоянно находятся в поиске. И в целом, успешно – находят в Китае, в Индии, в других дружественных странах. Конечно, требуется время для обкатки нового оборудования, но аналоги оказываются вполне достойные. Среди примеров импортозамещения отмечу 220-тонный БЕЛАЗ с новым отечественным дизельным двигателем, который проходит сейчас испытания на Краснобродском угольном разрезе компании «Кузбассразрезуголь», поставку АО «Междуречье» двух локомотивов Брянского машиностроительного завода, пуск мобильного комплекса для перемещения электрических экскаваторов на Талдинском угольном разрезе «Кузбассразрезугля». Эта компания вообще активно размещает заказы на российских заводах, в том числе, на необходимые ей запасные части для импортной техники и оборудования, и у неё получается – заменяют не только какие-то простые запчасти, а вполне серьёзные агрегаты и компоненты. Конечно, некоторые сложные запчасти, особенно связанные с электроникой, заменить пока сложно, но начало положено. Хорошие возможности по выпуску запчастей и обслуживанию остались также у сервисных центров западных поставщиков в России. Эти предприятия оснащены сложным и дорогостоящим оборудованием, диагностическими устройствами и стендами, металлообрабатывающими центрами, они могут выпускать очень большой ассортимент деталей и компонентов.

По поводу российского очистного комбайна. Угольщики, поработав на современном зарубежном оборудовании, хотят, конечно, что-то подобное. Когда-то очистной комбайн выпускал Юргинский машиностроительный завод, но давно уже не делал этого. И часть угольщиков всё же предлагают восстановить данное производство и довести до ума юргинский комбайн, последняя его экспериментальная модель проходит испытания на шахте «Грамотеинская», а часть – скопирована у известных западных моделей. Координировать запросы угольщиков и ответные действия заводов весьма непросто, поэтому губернатор Сергей Евгеньевич Цивилев предложил сформировать в регионе отраслевой заказ, который будет включать информацию о потребности в горном оборудовании и технике, необходимом для производства окончательного продукта. Создана рабочая группа по формированию отраслевого заказа на 10 лет. И этот заказ предусматривает также сбор потребностей производственных предприятий в кадрах по годам. Исходя из этих данных, планируется задание для образования по подготовке необходимых специалистов. Будет государственная координация в действиях угольщиков по заказу нового оборудования и техники, и в действиях машиностроителей по производству этой продукции.

Рубрики:

Деловые новости

[28 февраля] С золотодобывающей компании «Хомутовский» взыскали 1,9 млн рублей за загрязнение реки Ташелга
[28 февраля] Вред ЦОФ «Щедрухинская» на 168 млн рублей обещают покрыть по мировому соглашению
[27 февраля] На снос 13 тыс. заброшенных зданий и строек в Кузбассе закупят более 100 единиц спецтехники
[26 февраля] Первый проект КРТ будет реализован в Юрге
[26 февраля] Угольный участок Котинский Южный получила компания «СУЭК-Кузбасс»

Все новости


 Видеоинтервью

 

Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Top.Mail.Ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко