-->
 

Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[14 июня] Лаборатория МегаФона протестировала Р-ФОН
[14 июня] Павел Кирсанов назначен партнером Коллегии адвокатов «Регионсервис»
[13 июня] Теперь бизнесмены из Сибири торгуют на маркетплейсе с доставкой в вагонах
[7 июня] МегаФон и Свердловская область договорились о сотрудничестве по цифровизации региона
[6 июня] Делегация СТУ приняла участие в Международной выставке технологий горных разработок «Уголь России и майнинг»


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»


 

наш опрос

Где вы встретили новый год?








результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 2 от 30.05.2024

Куда поплыл российский уголь

За прошлый год структура экспортных потоков российского угля полностью сформировалась по-новому. В позапрошлом году отсрочка во введении ЕС эмбарго на импорт угля из России позволила более семи месяцев проводить поставки на европейский рынок. И по итогам первого года действия анти-российских санкций Россия всё ещё занимала позиции лидера в поставках угля в Европу. В 2023 году такого уже не было, плюс существенно сократила импорт российского угля Япония, а главными потребителями стали Китай, Турция, Южная Корея и Индия. На их долю пришлось более 80% российского угольного экспорта в 2023 году, в том числе, около половины – на Китай. И хотя такое перенаправление потребовало дополнительных и существенных усилий, как со стороны угольщиков, так и главного перевозчика угля в лице ОАО «РЖД», добыча угля и его экспорт в итоге остались на уровне 2022 года.

Постепенное снижение

На фоне позапрошлого года с его рекордными ценами на все энергоносители рыночная конъюнктура в прошлом году для этих товаров под воздействием разнонаправленных факторов развивалась нестабильно. Тем не менее, для цен на уголь было характерно постепенное снижение, хотя и до уровней выше докризисных. В начале прошлого года они заметно снизились даже в сравнении с декабрём 2022. На американском рынке они упали на четверть – с 228 долларов за тонну до 172. Фьючерсы на австралийский уголь в Ньюкасле с 404 долларов на 1 декабря до 251 через месяц (минус 38%). Затем, в течение прошлого года угольные цены  в основном снижались, время от времени поднимаясь, двигаясь в диапазоне от 95 до 132 долларов за тонну (на американском рынке, см. график).

В то же время импортёрам угля в Европе он по-прежнему обходился весьма недёшево, если сравнивать «докризисные» показатели. К примеру, Великобритания, по данным таможенной статистики, заплатила за завозной уголь в прошлом году в среднем 225 долларов за тонну против 142 в 2021 и 136 долларов в доковидном 2019 году, Польша – 211 долларов против 118 в 2021 году и 104 долларов в 2019 году. В среднем к уровню трёхлетней давности апрельские цены на уголь были на 71% выше – 121 доллар за 1 тонну (на американском рынке).

Конечно, снижение экспортных цен на уголь не могло не оказывать негативное воздействия на экономику компаний и угольных регионов. Поэтому на заседании комиссии Госсовета по направлению «Энергетика» 11 апреля губернатор Кузбасса Сергей Цивилев заявил, что «снижение мировых цен на уголь, ограничение его вывоза железнодорожным транспортом, изменения в таможенном регулировании оказывают негативное влияние на бюджеты угледобывающих регионов». Но проблема была не только в ценах, по словам губернатора, «угольные компании столкнулись с ограничением объёмов отгрузки угля, в том числе, из-за недостаточной провозной способности железных дорог в условиях введения санкций недружественными странами и перенаправления грузопотоков на Восток», у них выросли затраты «на оборудование, аренду вагонов, перевалку в портах, фрахт и страховку судов, расходы по кредитным процентам из-за роста ключевой ставки».

А заместитель губернатора по топливно-энергетическому комплексу, транспорту и экологии Андрей Панов, указав на снижение цены на энергетический уголь (по данным Intercontinental Exchange в портах Нидерландов и Бельгии) в феврале до 87 долларов за тонну, а затем повышение до 106 долларов в марте и до 120 в апреле, отмечает, что «кузбасские компании имеют большой опыт работы на мировых рынках в течении десятилетий с учётом рыночных реалий, поэтому готовы и в дальнейшем принимать грамотные, выверенные решения как в производственной, так и в сбытовой политике». 

 
Аналогичные колебания цен на мировых рынках характерны в последние полтора года и для других энергоносителей. В прошлом году они были дороже, чем в среднем за предыдущие 10-15 лет. И в настоящее время также стоят дорого. Такое обстоятельство формировало важную тенденцию на рынке как угля, так и остальных энергоносителей – зависимые от их импорта страны вынуждены были заметно сокращать не только их подорожавший ввоз, но и потребление в целом. В отсутствие российского трубопроводного газа европейской индустрии пришлось переходить на более дорогой сжиженный природный газ, и в связи с таким ростом издержек многие производства, зависимые от энергии и от природного газа как источника сырья, вынуждены были закрываться или сокращать объёмы работ.

Перестройка сбыта

Давление на рынок угля, в первую очередь, Атлантического, оказывала также политика декарбонизации ведущих западных стран, направленная на сокращение потребления угля. В ЕС, к примеру, угольная генерация в прошлом году упала до исторического минимума в 333 млрд кВт-часов, на 26% меньше, чем в 2022 году (449 млрд). Тогда как в 2018 году в ЕС на угле вырабатывалось около 600 млрд кВт-часов электроэнергии, что требовало только для четырех крупнейших импортеров угля – Германии, Польши, Нидерландам, Франции – 100 млн тонн ввоза против 80 млн в прошлом году.

В контексте отказа от угля наряду с ЕС сокращали его импорт также Япония, Южная Корея и Тайвань. А в США, которые выступают одним из лидеров по добыче и экспорту угля, его использование снижалось в связи с низкими внутренними ценами на природный газ и увеличением его потребления. В прошлом году добыча угля в США снизилась на 15 млн тонн (2,8%) и составила 523,8 млн тонн. Не помог и экспорт, который компенсировал это снижение только частично. Он вырос на 12,4 млн тонн, до 90,4 млн. Как экспортёр США сохраняют одну из лидирующих позиций на мировой рынке, но в сравнении с показателями предыдущих лет объёмы поставок уже заметно ниже (максимум был в 2012 году – 130,8 млн тонн).

На фоне снижения угольного потребления на Западе страны глобального Юга с их растущей экономикой и населением напротив увеличивают потребление потому, что нуждаются в дополнительном объёме энергии. Как на производственные, так и на бытовые и коммунальные нужды. Это потребление закрывается как за счёт собственной добычи, так и импорта. Лидерами по потреблению и импорту угля в этой группе выступают Китай, Индия, страны Юго-Восточной и в меньшей степени Южной Азии. В прошлом году только Китай увеличил импорт угля (одновременно с ростом собственной добычи) почти в 2 раза, Индия, подняв собственную добычу до рекордного уровня в 1 млрд тонн, ещё четверть миллиарда тонн ввезла из-за рубежа. Вьетнам удвоил импорт угля, выйдя на шестое место в мире по импорту. И занял место, которое 10-12 лет назад занимала на мировом рынке угля Германия с импортом в 50-55 млн тонн. Филиппины, Малайзия и Турция стали импортёрами с объёмами, которые 10-15 лет назад были максимумами для Великобритании (40-44 млн тонн). Таким образом, уход с рынка одних заместили другие. В результате, объём мировой торговли углём в 2023 году, по данным Международного энергетического агентства, установил очередной рекорд, увеличившись на 6,5%, до 1,47 млрд тонн (см. таблицу №1).

Место для России

На таком фоне западные санкции не смогли помешать российским угольщикам сохранить свои экспортные поставки. Место закрытого рынка ЕС они заместили продажами в Турцию, Китай, Индию и в некоторые другие страны. Это замещение коснулось также и снижения экспорта в те страны, которые по своим причинам (нехватка средств, боязнь вторичных санкций Запада или иные причины) также покупали в прошлом году меньше угля из России.

Как подсчитало Агентство энергетической информации США, с августа 2022 года по июль 2023 года поставки российского угля были перенаправлены преимущественно в Китай, Южную Корею, Турцию и Индию. Именно они стали крупнейшими импортёрами угля из России. И их доля в период с августа 2022 по июль 2023 года превысила 80% против 47% с августа 2021 по июль 2022 года. Китай при этом импортировал 94,3 млн тонн российского угля с августа 2022 по июль 2023 года, Южная Корея – 30,8 млн, Турция – 27,2 млн тонн, Индия – 26,3 млн. По данным агентства, снизились также поставки российского угля «во все регионы кроме Азии». Но при этом в целом из России они остались неизменными – на досанкционном уровне в 211 млн тонн.

Российские власти приводят примерно те же данные по развитию угольной отрасли страны. Вице-премьер правительства РФ Александр Новак в своей статье в журнале «Энергетическая политика» за январь 2024 года отмечает, что при добыче угля в стране в 438 млн тонн в прошлом году экспорт составил 213 млн тонн. При этом в Китай он вырос на 52%, в Индию – на 43%, а доля экспорта в страны БРИКС выросла на 46%. Усилия российского правительства и угольных компаний «направлены на дальнейшую переориентацию экспорта российского угля в страны АТР, для этого вводятся новые месторождения на Востоке, расширяется железнодорожная и портовая инфраструктура». По прогнозу Александра Новака, «в ближайшие годы экспорт угля будет поддерживаться на уровне 220 млн тонн за счёт увеличивающегося мирового спроса на твёрдое топливо, а ключевыми импортерами российского угля останутся Китай, Индия и Турция». При этом расширение провозной мощности Восточного полигона до 173 млн тонн позволит увеличить экспорт через порты Дальнего Востока, и к 2031 году провозные мощности Восточного полигона планируется поднять до 210 млн тонн.

Результаты перенаправления

В прошлом году перестройка внешних рынков для российских экспортёров была произведена полностью. Её результат – резко выросшие доля и значение китайского рынка, а заодно и восточного направления поставок в целом, включая Индию. Китайский импорт российского угля в прошлом году составил рекордные 101,7 млн тонн (по данным таможенной статистики КНР), обеспечив дальневосточному соседу 32,6% всего ввоза этого энергоносителя из-за рубежа против 39,3% годом ранее. Эти поставки обошлись Китаю в 14,3 млрд долларов, или 34,5% от всех его расходов на угольный импорт в прошлом году. В свою очередь для России поставки в Китай закрыли почти половину её угольного экспорта, 47,7%, против 30% годом ранее (см. таблицу №2 «Рейтинг импортеров российского угля»). Кстати, рост поставок из одной угольной страны был не единственным изменением в китайском угольном импорте. Ещё больше поменялось значение Монголии – её поставки выросли даже больше, чем из России, в 2,2 раза, с 31 млн тонн до 67,2 млн.

Также заметно выросла доля и значение Турции в экспорте российского угля. В предыдущие годы эта страна в равной степени или даже чуть более ориентировалась в своём угольном импорте на Колумбию. По итогам же прошлого года, в Турцию ушло 27,9 млн тонн, или уже 13% российского экспорта против 12-15 млн тонн в период до 2022 года (5-7% всего экспорта). В свою очередь в турецком угольном импорте доля российского угля выросла с обычных 32-38% до 71% в прошлом году.

Практически вровень с Турцией по объёму и даже больше по стоимости импорта  российского угля стоит Южная Корея (4,4 млрд долларов против 3,4 млрд для Турции). Правда, она в прошлом году физические объёмы ввоза российского угля почти не увеличила, но с учётом снижения корейского угольного импорта со 125 млн тонн до 199 млн выросла доля России – с 21% до 22%. Несмотря на то, что в позапрошлом году поставки российского угля в Индию резко увеличились, вытеснить традиционных крупнейших импортёров она пока не смогла. Разве что Тайвань. Тем не менее, по данным индийской таможенной статистики, в прошлом году страна ввезла на 22% больше российского угля, и по объёмам импорта Россия заняла четвёртое место после куда более близко расположенных Индонезии, Австралии и Южной Африки. Опередив США.

По итогам прошлого года из недружественных России стран в десятке крупнейших импортеров угля остались, наряду с Южной Кореей, Тайвань и Япония. Но если объёмы импорта последней заметно снизились и в сравнении с 2021 годом и позапрошлым до скромных 3,5 млн тонн (всего 2% японского угольного импорта), то показатели Тайваня даже немного выросли. И позиции его как импортера даже подросли. Раньше с наличием крупных покупателей в ЕС Тайвань обычно занимал 7-8 место в списке импортёров российского угля. Но в нынешней ситуации их общее число сократилось, что представители угольных компаний отмечали уже осенью 2022 года. В первую очередь из-за эмбарго ЕС, в составе которого российский уголь стабильно импортировало 18 государств, плюс Великобритания и Норвегия (хотя и в небольших объёмах).

На фоне трёхкратного сокращения импорта Японией (а это потеря 8 млн тонн в сравнении с 2022 годом и 15-18 млн в сравнении с показателями 2016-2021гг.) кратно вырос импорт в две страны Юго-Восточной Азии – в Индонезию и Вьетнам. Первая сама выступает вторым в мире экспортёром угля, но энергетической направленности, причём с невысокой калорийностью. И в таких обстоятельствах закупает за рубежом более качественный уголь, в первую очередь для металлургии. В свою очередь Вьетнам, впрочем, как и многие другие страны Южной и Юго-Восточной Азии, на фоне быстрого экономического роста столкнулся с ограничениями в подаче электроэнергии. А это плохо сказывается на инвестиционной привлекательности и планах зарубежных компаний по размещению в стране новых производств электроники и в особенности полупроводников. Энергетика Вьетнама ответила на этот вывоз резким – в 2,2 раза – увеличением импорта угля (см. таблицу №1). В том числе, в 2,3 раза – из России.

И хотя на первую десятку импортёров по итогам прошлого года пришлось 95% всего экспорта российского угля, нужно добавить, что это не отражает всей картины и, в частности, географии поставок. Например, деловая пресса АСЕАН отмечает, что в прошлом году все поставки российского угля в страны Юго-Восточной Азии выросли на 47% – до 12,3 млн тонн. Но все данные таможенной статистики импортёров за прошлый год доступны в материалах ITC Trade Map (конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD), которая публикует сводные данные по мировой внешней торговле). Соответственно, по некоторым из импортёров полных сведений за прошлый год нет. Например, пресса замечала поставки российского угля в Бангладеш и на Филиппины. Известно также о поставках российского угля в некоторые африканские страны, в частности, в Марокко, для которого Россия в 2022 году была крупнейшим поставщиком с 5,6 млн тонн отгрузки, в Египет, Эфиопию и Сенегал. Но таможенная статистика по всем этим странам пока не доступна. Вполне возможно, что с отработкой маршрутов логистики и средств получения оплаты география российского угольного экспорта постепенно расширится, в энергии нуждается множество стран.
 



Рубрики:

Деловые новости

[14 июня] На новую должность заместителя губернатора по промышленности, транспорту и цифровизации назначен прежний куратор
[14 июня] Подрядчика на подъезд к аэропорту Шерегеш определят на аукционе вместо конкурса
[14 июня] Последний участок границы Кузбасса внесен в реестр недвижимости
[13 июня] «Новая горная управляющая компания» инвестирует 3,2 млрд рублей в свои фабрики
[13 июня] На досрочные выборы губернатора Кузбасса выдвигаются два кандидата

Все новости


 Видеоинтервью

 

Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 
 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Top.Mail.Ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко