Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров журналарекламаподпискаобратная связьчитатели о насАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[27 июня] Геймдизайн и кибербезопасность: Goodline делится опытом
[24 июня] Каждая пятая атакованная хакерами компания получила финансовый ущерб
[23 июня] «Хорошее зрение»: специально для детей
[22 июня] «Идентичный Кемерово» побывал на дне рождения динозавра
[20 июня] «ЛОР-ЭКСПЕРТ»: узкая специализация — широкий спектр услуг


 
 

Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Авант-ПАРТНЕР РЕЙТИНГ № 3 от 24.08.2015

Время сосредоточиться: куда идёт углепром Кузбасса

 
Сегодня перспективы угольной отрасли Кузбасса определяет, как кажется почти всем, ценовая конъюнктура. Представители отрасли ещё недавно ждали, что «дно», нижняя точка угольных цен, уже пройдено. Однако это оказалось не так, перепроизводство угля в мире продолжается, избыток продукции давит на цены, и российскому углепрому, даже с учётом, нарастающей экспортной ориентации становится весьма непросто выживать. Не говоря уже про развитие. Тем не менее, глобального кризиса в отрасли не произошло, производство не сократилось, новые добывающие предприятия продолжают строиться и проектироваться. Правда, возводятся они главным образом для замены выбывающих, и акцент в новых проектах ставится в основном на обогащение угля. Зато перспективы более глубокой переработки сегодня, похоже, не просматриваются.
 
В «низком ценостоянии»
 
Весь прошлый год цены на уголь на мировом рынке продолжали снижаться, заставляя угольщиков заметно корректировать долгосрочные планы своего развития. Хотя годом ранее, в 2013 году, компании строили разные планы. «Евраз Груп» сосредоточился на развитии работающих предприятий и продавал активы, не задействованные в производстве и/или признанные неперспективными. «Кузбассразрезуголь» снизил добычу и стабилизировал её на уровне 44 млн тонн в год, т. е. на уровне 2006 года, однако, продолжил строить обогатительные мощности. «СДС-Уголь», «СУЭК-Кузбасс» и «Кузбасская топливная компания» шли курсом на увеличение добычи в первую очередь за счёт расширения экспортных поставок. В их фарватере следовали и многие другие компании. В рамках такого подхода они развивали обогащение угля, старались удержать уже завоеванные позиции на зарубежных рынках. Были и те, как, к примеру, компания «Каракан Инвест», кто развернулся лицом к внутреннему рынку, на него отправляя основную часть угля.

В 2014 году угольщики надеялись, что падение угольных цен закончится, но этот расчёт не оправдался. Поэтому и после значительного падения курса рубля в конце прошлого года, и появления дополнительных доходов, обусловленных этой курсовой разницей, представители многих угольных компаний предпочитали не строить планов в расчёте на улучшение ситуации на угольном рынке. Напротив, в начале нынешнего года они стали говорить о «сложных временах» в угольной отрасли. Судя по всему, эти расчёты на этот раз оправдываются, и не исключено также, что период низких цен на уголь (да и на другие виды сырья и энергоносителей) затянется. Такое развитие сулит мало хорошего, и ведёт к очередным переменам в отрасли. Из них она может выйти окрепшей и еще более конкурентоспособной, а, может, и значительно сокращенной. Прежней ей уже точно не быть, высокого спроса на уголь в ближайшее время никто не ждёт и не берётся предсказать, вернётся ли он.

Причина снижения цен на уголь обычна и та же, что и в случае со снижением цен на другие виды сырья и энергоносителей – производство стало заметно превышать спрос. В период, когда цены на сырьё и энергоносители резко пошли в рост, в сырьевые отрасли от России до Бразилии, от Китая до Австралии, от Южной Африки до Аляски хлынул огромный приток инвестиций. Губернатор Кузбасса Аман Тулеев неоднократно и с гордостью заявлял и заявляет о рекордных инвестициях, что пришли в углепром Кузбасса с начала 2000-х гг. Эти вложения позволили не только поддерживать уже имеющийся уровень добычи угля, но и увеличивать её. Однако на этом фоне не рос, а напротив, снижался внутренний спрос на уголь. В итоге, сегодня можно говорить о перепроизводстве угля и в России. И более половины из него отправляется на экспорт, иначе его не сбыть, и придётся закрывать огромное число производств. Как отметил заместитель губернатора Кемеровской области по угольной промышленности и энергетике Андрей Гаммершмидт (см. интервью с ним
Андрей Гаммершмидт: «Угольная отрасль Кузбасса развивается стабильно»), с 2010 по 2014 год угольный экспорт Кузбасс увеличился на 37,4%, с 85,5 млн тонн до 117,5 млн тонн при общей добыче в прошлом году почти 211 млн тонн. В то же время цены на уголь снизились настолько, что доходы угольщиков упали на уровень десятилетней давности.

Показательно, как в условиях низкого и сокращающегося внутреннего спроса отработала прошлый год крупнейшая угольная компания региона – ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» (КРУ). Поставки угля на российский рынок, согласно отчёту компании за 2014 год, она сократила на 20,6%, до 11,85 млн тонн, а на экспорт, напротив, увеличила на 17%, до 30,2 млн тонн. В результате, и без того невысокая доля российского рынка для КРУ сократилась с 36,6% в 2013 году в общей массе поставок до 28,2% в 2014 году, доля экспорта, соответственно, выросла с 63,4% до 71,8%. Крупнейшими потребителями угля КРУ на внешнем рынке выступили в прошлом году Германия (4,66 млн тонн), Китай (4,1 млн), Индия (2,1 млн), Малайзия (1,8 млн), Португалия (1,54 млн), Нидерланды (1,33 млн тонн). Таким образом, поставки на азиатский рынок росли, а на европейский в основном снижались.

Ситуация на внешнем рынке угля остаётся сегодня весьма непростой, без особых перспектив на увеличение спроса и цен. В современном мировом углепроме курс развития определяет всего один «игрок», Китай, на долю которого приходится более 60% всей мировой добычи. Он также выступает крупнейшим импортером угля, затем идёт Япония, которую в скором времени может обогнать Индия. Поскольку экономический рост Китая не просто замедляется (что вполне естественно), а становится экологичнее, потребление угля у него растёт все медленнее и даже сокращается, это снижает цены на уголь по всему миру. Сегодня государственная политика Китая направлена на снижение потребления угля в энергетике в пользу возобновляемых источников энергии, а также ядерной энергетики и природного газа. Плюс сюда нужно добавить замедление в китайской черной металлургии, также крупнейшей в мире, и, соответственно, в потреблении коксующего угля. Нефть подешевела позднее угля, но также весьма заметно. Вслед за ней падает цена на природный газ, что увеличивает его шансы в глазах потребителей в сравнении с углём. Всё это означает, что давление на угольные цены продолжится.

Не улучшило перспективы угля и последнее изменение в энергетической политике США – в августе нынешнего года президент Барак Обама предложил долгосрочный план климатических изменений, предусматривающий серьёзное сокращение потребления угля в энергетике страны. Результатом этого может вновь стать появления избыточного предложения американского угля на мировом рынке, как это было в 2011-2012 гг. после того, как дешёвый сланцевый газ стал вытеснять уголь как топливо на внутреннем американском рынке. Тогда поставки угля из США в Европу выросли в 4 раза, а общий экспорт американского угля превысил 100 млн тонн. По этому показателю США почти догнали Россию, но тут цены на уголь упали ещё, и стали ниже себестоимости добычи в США. После появления плана Обамы по сокращению доли угля в энергобалансе США у российских угольщиков вновь появились опасения обострения конкуренции из-за увеличения американских поставок.

Владимир Рашевский, генеральный директор ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» (СУЭК)
Владимир Рашевский: «Уголь был и остаётся №1 в мире, это топливо, прежде всего, развивающихся азиатских экономик, поэтому важно, что стратегия развития российской угольной промышленности разворачивается на Дальний Восток»
Очень характерно описал ситуацию на угольном рынке в марте нынешнего года Владимир Рашевский, генеральный директор ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» (СУЭК), заявив, что в ближайшие два-три года угольную отрасль России и мира ждут «сложные времена». Сложности отрасли он объяснил тем, что «Европа уменьшает потребление угля по экологическим соображениям, цены на нефть упали, за ними цены на газ, усиливается конкуренция на рынке энергоресурсов». Поэтому уже «два с половиной-три года назад угольная отрасль всего мира вошла в довольно затяжной кризис»: цены на уголь упали до уровня 2005 года. И сегодня все угольщики «испытывают период затяжного низкого ценостояния».

Была в оценке Владимира Рашевского и оптимистичная нотка – по его мнению, в более долгосрочном горизонте, 5-10 лет, «уголь был и остаётся №1 в мире, это топливо, прежде всего, развивающихся азиатских экономик, поэтому важно, что стратегия развития российской угольной промышленности разворачивается на Дальний Восток». В этом процессе СУЭК «идёт в авангарде», пояснил он, очевидно, имея в виду не только увеличение экспорта из Кузбасса, но и с других предприятий компаний в Забайкалье и на Дальнем Востоке, а также развитие собственного угольного порта в Ванино.

Вероятно, в расчёте на рост в азиатском направлении планы СУЭК в Кузбассе (компании «СУЭК-Кузбасс») предусматривают даже рост инвестиций, несмотря на сложности и период низких цен, с 8,5 млрд рублей (в 2014 году) до 14,9 млрд рублей. Но будут ли они реализованы в полном объёме, можно будет сказать только в начале следующего года. Среди основных инвестпроектов 2015 года запланированы: ввод в строй новой обогатительной фабрики «Талдинская» (в районе шахты «Талдинская-Западная-1») по переработке 3 млн тонн угля в год, строительство новой шахты на участке Магистральный, модернизацию шахт «Полысаевская», «Комсомолец», им. Рубана, поддерживающие инвестиции во все предприятия. По данным областной администрации, в этом году «СУЭК-Кузбасс» планируется поднять добычу на 3,6 млн тонн, до 36,7 млн.

В общей тенденции на снижение инвестиционной и/или даже производственной активности «СУЭК» выступает некоторым исключением. Она продолжает реализацию плана, объявленного ещё в 2012 году, и предусматривающего увеличение добычи угля в Кузбассе и в Хакасии на 10 млн тонн в ближайшие три года и сохранение добычи на стабильном уровне в Красноярском крае. При этом объём инвестиций запланирован в размере 100 млрд рублей с акцентом на обогащение угля. В центрах добычи компании в Кемеровской области и в Хакасии запланировано увеличение объёмов обогащения в 2 раза, до 25 млн тонн с постройкой 5 новых обогатительных фабрик. И всё направлено на рост экспорта для чего компания удваивает мощности угольного порта в Ванино и модернизирует порт в Мурманске. Между тем, в целом угольные инвестиции в Кузбассе сокращаются уже третий год подряд. В первом квартале, по данным государственной статистики, они составили всего 11,8 млрд рублей и вряд ли будут выше уровня прошлого года в 46,2 млрд рублей. Три года назад они составили рекордные 95,7 млрд рублей.

Прогноз на трудные времена для угольной отрасли дал в конце марта нынешнего года и контролирующий акционер ОАО «Кузбасская топливная компания» (КТК) Игорь Прокудин (с июля нынешнего года занимает пост президента компании). Ситуацию на рынке в начале 2015 года он охарактеризовал так: «Мы думали, что уже дно, но оказалось, что это ещё не дно», и «на второй квартал экспортные цены на уголь ещё снизились на 5 долларов за тонну». «Сегодня одно из самых сложных времен для угольной отрасли, и два-три года будет достаточно сложно», – сделал прогноз Игорь Прокудин. Курсовая разница, безусловно, помогла угольщикам, подняв доходы от экспорта. Однако, лишь, спасая компании от серьёзных проблем. Так, по данным Игоря Прокудина, только повышение курса доллара позволило компании отработать прошлый год без убытков, но только, чтобы «выйти в ноль».

Игорь Прокудин, контролирующий акционер ОАО «Кузбасская топливная компания» (КТК)
Игорь Прокудин: «Мы думали, что уже дно, но оказалось, что это ещё не дно… Сегодня одно из самых сложных времен для угольной отрасли, и два-три года будет достаточно сложно»
В результате, в 2015 году КТК решила отказаться от продолжения курса на значительный рост добычи угля, запланировав увеличение добычи лишь на 400 тыс тонн (с 10,6 млн тонн в 2014 году до 11 млн). Это способно обеспечить работу компании без убытков. Инвестиции КТК в 2015 году предусмотрено снизить до 500 млн рублей против 515 млн в прошлом году. Впрочем, и со сниженной инвестиционной активностью КТК не планирует отказываться от освоения новых запасов, намерена в этом году начать освоение участка Брянский, и добычу на нём. В то же время, подчеркнул Игорь Прокудин, мощности компании по добыче и вывозу угля (наличие транспортной и энергетической инфраструктуры, подготовленные запасы) позволяют добывать до 15 млн тонн угля в год, и нарастить добычу в короткие сроки несложно. Однако полная мощность не включается, такое возможно лишь в условиях роста цен и нехватки угля на рынке, а они не предвидятся.

Курсовой скачок, безусловно, способствовал определённому оживлению в углепроме Кузбасса, причём, буквальному оживлению некоторых производств, которые в 2014 году, как казалось, были уже обречены. Так восстановилось производство на ООО «Разрез «Степановский» в Новокузнецком районе, на котором год назад пришлось увольнять почти весь персонал, возобновила свою работу и шахта «Анжерская-Южная» в Кемеровском районе. Хотя в последнем случае решающим фактором для оживления стало не изменения курса рубля, а смена собственника в начале 2014 года.

Руслан Сафин, председатель совета директоров ООО «МаррТЭК», в группу которого входит «Степановский», сообщил, что в прошлом году разрез простаивал без работы 5 месяцев. Затем, в октябре прошлого года возобновил добычу. В целом за год она составила 420 тыс. тонн, в этом году её запланировано поднять до 1 млн тонн, до уровня на котором предприятие планировало работать до 2014 года. В простое разрез оказался из-за «долговых проблем и снижения добычи угля», а выход из него стали возможны благодаря «хорошей конъюнктуре рынка, росту цен на уголь». Помогло, по словам Руслана Сафина, и введение процедуры наблюдения, поскольку позволило заморозить выплату накопленной задолженности.

Оживление «Степановского» дало возможность строить и дальнейшие весьма оптимистические планы на будущее. По словам Руслана Сафина, к 2017 году планируется увеличить мощности «Степановского» до 1,7 млн тонн годовой добычи угля, плюс построить на разрезе обогатительную фабрику такой же мощности. Впрочем, один из планов в отношении разреза – заключить в ближайшие два месяца мировое соглашение с кредиторами «Степановского» (на разрезе с августа 2014 года действовала процедура наблюдения), –  не был реализован. Вместо мирового соглашения было введено внешнее управление.

Другим примером возвращения к работе остановившегося ещё в конце 2013 года предприятия стала история с ООО «ОЭУ Блок №2 шахта «Анжерская-Южная». В этом году оно запланировало увеличить добычу угля на 46,3%, до 977 тыс. тонн против 668 тыс. тонн. Уже в феврале на шахте была запущена лава с запасами сразу до ноября текущего года. Но и здесь причины оживления больше внутренние, чем внешние – в предприятие были вложены приличные средства для восстановления добычи и обновления оборудования. И всё благодаря тому, что с начала прошлого года на шахте стал работать новый собственник, банк «Российский кредит». Однако, в июле нынешнего года у него отозвали лицензию, источник кредитных ресурсов для «Анжерской-Южной» исчез, а её задолженность только в конце 2013 года, когда предприятие осаждали кредиторы, оценивалась в 5 млрд рублей. Сможет ли после такого поворота предприятие выжить самостоятельно, неясно.

Когда «Российский кредит» приступил к оживлению шахты был разработан план её развития (объявлен в сентябре прошлого года), предусматривающий в течение 2016-2017 гг. поднять добычу угля на шахте до 1,5 млн тонн в год. Однако, для этого требуется 2 млрд рублей, что понятно теперь у «Российского кредита» не взять, не занять. Остаётся только одно – пытаться в очередной раз найти на предприятие очередного, нового собственника. Тем более, что перспективы для производителя коксующегося угля в 2015 году тоже несколько улучшились – цены на уголь марки К, что добывает «Анжерская-Южная», выросли уже в начале года на 20-25%. Возможно, что данный актив кто-то найдет привлекательным.
 
Способы выживать 
 
К счастью, даже беглый взгляд на то, как идёт сегодня развитие угольной отрасли Кузбасса, показывает, что угольщики уже неплохо знают, что делать, когда спрос и цены на уголь падают. Сегодня внутрироссийский спрос на уголь не растёт, и вряд ли будет расти в обозримом будущем. Электростанции на угле не строятся, а общий спрос на электроэнергию не увеличивается, чтобы можно было рассчитывать на их строительство в будущем. Металлурги крайне редко строят новые доменные печи, чтобы резко наращивать потребление металлургического кокса. В результате, последней надеждой российских угольщиков и Кузбасса остаётся внешний рынок. Попасть на него весьма непросто, и так же тяжело там закрепиться. С учётом того, что уголь из Кузбасса приходится везти только до экспортных портов почти 5 тысяч километров, стремление снизить себестоимость добычи или доставки угля до погрузки в вагоны становится неотъемлемой частью политики развития угольных компаний региона. Одно время почти все угольные компании пытались полностью взять под свой контроль транспортную цепочку – от погрузки угля со склада в вагоны до погрузки в грузовые корабли в портах. Для этого угольщики инвестировали в приобретение вагонов и создание собственных экспедиторских компаний, но сегодня практически все они от такого подхода отказались. Впрочем, если у угольщиков уже были к моменту нынешнего «ценостояния» собственные угольные порты, от них никто не отказывается. Зато нет и повышенной активности в строительстве новых.

А вот стремление взять под контроль непосредственные производственные издержки, те, что возникают при добыче и ближайшей, до станции погрузки, перевозке угля, очевидны. Вот что, к примеру, показала первая в этом году отчётность публичной угольной компании – КТК. Себестоимость за первые три месяца года выросла на 14,8%, до 4,69 млрд рублей, но основной её прирост обеспечило увеличение железнодорожного тарифа и транспортных услуг. Эта составляющая себестоимости выросла за квартал на 382 млн рублей, до 2,73 млрд, из общего прироста себестоимости в 603 млн рублей. Но выручка при этом росла намного быстрее, увеличившись в первом квартале 2015 года на 24,4%, до 6,01 млрд рублей. Впрочем, нужно учесть, что именно в первом квартале курсовая разница для угольщиков была самой большой – курс рубля стабильно был ниже 60 рублей за 1 доллар, начиная с середины января, а в феврале он обновил годовые минимумы, опускаясь до отметки в 69,66 рублей за 1 доллар. Зато когда он пошёл к годовым максимумам в мае, поднимаясь до уровня ниже 50 рублей за 1 доллар, это уже стало серьёзно беспокоить представителей угольных компаний. Кроме того, КТК постаралась снизить объём долговой нагрузки. Долгосрочные обязательства сократились в первом квартале на 5%, до 8,7 млрд рублей, краткосрочные – на 27,4%, до 3,11 млрд.

На август было намечено открытие объекта, очень важного и достаточно крупного для такого небольшого предприятия, как ООО «Энергоуголь» (намерено в этом году увеличить добычу на 13,5%, до 700 тыс. тонн), также добывающее уголь в Новокузнецком районе. По данным гендиректора ООО Игоря Данилко, в нынешнем году «Энергоуголь» запланировал утроить объём капитальных вложений по сравнению с прошлым годом,  до 50 млн рублей, при этом половина этих средств направлена строительство собственной технологической автодороги протяжённостью 7 км. Она должна соединиться затем с автодорогой разреза «Березовский» ЗАО «Стройсервис», и обеспечить выход продукции «Энергоугля» на погрузку на станции Матюшинская (также в составе «Стройсервиса»). По словам Игоря Данилко, такая транспортная схема сократит на 11 км расстояние доставки угля, и снизит расходы на перевалку угля на 130 рублей на 1 тонну. До постройки этого пути вывоз угля с «Энергоугля» производился по дорогам общего пользования до станции Новокузнецк-Сортировочный на расстояние в 26 км.

Подобных проектов экономии на издержках много и у других угольных компаний. В их сообщениях центральное внимание уделяется именно техническим нововведениям (обновлять технологии коренным образом они завершили намного раньше, лет 7-8 тому назад), укреплению промышленной безопасности и улучшению экологичности производства. Здесь и внедрение новых систем пылеподавления, и новых транспортных систем, что позволяют значительно на 20-40% повысить производительность предприятия с той же численностью персонала, нового дегазационного оборудования, новых самосвалов и  бурильных станков.

Нововведений можно увидеть немало, но важны и последствия, к которым они ведут (рост производительности) – к сокращению численности горняков, что также важно как средство уменьшения рисков при авариях. Сегодня не только современные предприятия, построенные уже в 2000-е гг., но и перестроенные и обновленные старые шахты и разрезы имеют весьма немногочисленный персонал. Если представить, что в среднем по отрасли на условную единицу добычи угля будет столько же горняков, сколько, к примеру, в КТК, то во всей угольной отрасли региона будет занято не более 50 тысяч человек против нынешних 90 тысяч человек. И дело идёт к этому весьма уверенными темпами, новые компании, да и уже давно работающие, но обновившие технологии добычи и транспортировки, периодически рапортуют о рекордах производительности труда. В итоге, число угольщиков неумолимо сокращается: пять лет назад в отрасли работало более 110 тысяч, а всего год назад – 96 тысяч.
 
Конечно, основная часть сокращения численности в отрасли пришлась на закрытие убыточных предприятий – сразу шести шахт в Прокопьевске, Новокузнецке, Анжеро-Судженске, Киселевске, Кемеровском районе. Однако, и с учётом данного фактора общее снижение горняков идет весьма быстрыми темпами. При их сохранении через пять лет в отрасли будет занято не более 70 тысяч, а ещё через пять – 50-55 тыс. человек. Это, конечно, сохранит за углепром статус отрасли номер один и по числу занятых, но профессия угольщиков уже точно перестанет быть массовой.

И если перспективы повышения технической оснащенности, безопасности и роста производительности в углепроме Кузбасса представляются ясными, то перспективы развития переработки угля как способа дальнейшего развития и отрасли, и региона не видны совсем. Естественно, за исключением первичной переработки или обогащения. Этот способ обработки угля, его очистка от излишней породы и влаги, безусловно, продолжит своё развитие. Все угольщики это прекрасно понимают.
 
Планы строительства новых обогатительных фабрик есть едва ли ни у всех угольных компаний региона, даже самых небольших. Уж если на разрезе «Степановский», который ещё год назад был в простое, чуть улучшились условия сбыта угля с помощью курсовой разницы, и появились планы строительства собственной фабрики, что уж говорить о крупных компаниях? В этом году, напомним, открываются только новые обогатительные мощности.

Однако до глубокой переработки угля дело пока так и не дошло. Хотя планы такой переработки в новейшей истории Кузбасса объявлялись неоднократно. Пока ни одного даже скромного проекта использования угля на месте, скажем, в тепловой энергетике, реализовано не было. В 2010 году мы уже собирали вместе заявленные проекты глубокой переработки угля и новой угольной энергетики. Прошло ровно пять лет, все данные, что были собраны тогда, практически не изменились, добавились только отказы или фактическое замораживание проектов (см. таблицу). Ближе всего к стадии практической реализации дошёл проект глубокой переработки угля компании «Каракан Инвест», если судить по заявлениям инициатора проекта, председателя совета директоров компании Георгия Краснянского. Однако в августе прошлого года он заявил, что проект был блокирован санкциями, введёнными в отношении России со стороны Европейского союза и США. Как пояснил Георгий Краснянский, уже заключенный его компанией контракт с американским поставщиком оборудования был сорван, после того, как Экспортно-импортный банк США отказался страховать экспортные кредиты на данную поставку. Между тем, технология глубокой переработки угля, добываемого на разрезе «Караканский Западный» в составе «Каракан Инвеста», с получением из него дизтоплива, битума и синтез-газа была найдена в США. Подготовленный с американским поставщиком контракт, по данным Краснянского, предусматривал, что в Беловском районе в районе добычи угля на «Караканском Западном» будет смонтировано 10 установок глубокой переработки угля по 350 тыс. тонн годовой мощности каждая. При этом поставщик обязывался не только произвести монтаж и наладку оборудования, но и его эксплуатацию первые три года с последующей передачей заказчику. Однако санкции этому помешали.
 
 
Закрытия и замены
 
На фоне, казалось бы, не самых лучших перспектив угольного рынка, угольщики Кузбасса не останавливают своих планов развития. В этом году они приобрели восемь новых участков, в том числе, семь – в конце июня и в начале июля. Три из них были куплены для замены закрывающихся или даже уже закрытых предприятий, включая две убыточные старые шахты в Прокопьевске. Кроме того, были куплены ещё четыре прирезки к уже имеющимся запасам. Для продолжения горного развития предприятий. Только один участок ещё в феврале был приобретён ООО «Кузбассуголь» из Осинников. Эта компания практически неизвестна на рынке, и, возможно, и она намеревается строить полностью новое предприятие на купленном участке Нижнетыхтинский (запасы – 42 млн тонн угля марки Д). Практически всем остальным угольщикам новые запасы для новых проектов пока не нужны.

К заметным приобретениям следует отнести те, что произвели новокузнецкое ООО «Энергия-НК», киселёвское ЗАО «Салек» и ленинск-кузнецкое ОАО «СУЭК-Кузбасс». Первое 30 июня купило лицензию на разработку угольного участка Бунгуро-Листвянский 2-4 в Новокузнецком районе с одновременным проведением ликвидационных работ на шахте «Зенковская» в Прокопьевске.  Запасы угля марки Т на Бунгуро-Листвянском 2-4 составляют 47,3 млн тонн, на участке шахта «Зенковская» – 166,4 млн тонн (марки К, КС, ОС, СС и Т), в том числе, 2 млн для добычи открытым способом в период ликвидационных работ.

Как сообщил после аукциона Сергей Ефимкин, гендиректор прокопьевского ООО «МелТЭК» (владеет 80% долей в «Энергии-НК», является аффилированным лицом челябинской группы «Южуралзолото»), на новом участке планируется построит разрез, работы по его строительству предполагается начать после подготовки проекта, вероятно, уже в следующем году. Стоимость нового разреза он оценил 1,5-2 млрд рублей, плюс от 3 до 5 млрд придётся потратить на закрытие «Зенковской». То обстоятельство, что на этот раз лицензия выдается с правом ведения попутной добычи, по оценке Сергея Ефимкина, затраты на ликвидацию особо не снизит. Напомним, что в прошлом году такие лицензии выдавались без права ведения добычи на участках закрываемых шахт.

Помимо «Зенковской» под управлением «МелТЭКа» с 2013 года находится прокопьевское ООО «Шахта им. Дзержинского» с годовой добычей порядка 400 тыс. тонн угля коксующейся марки К. На ней, по данным Сергея Ефимкина, добыча продлится ещё минимум лет пять. Кроме того, у ООО «Энергия-НК» есть лицензия на разработку Кушеяковского каменноугольного месторождения (уголь марки Г), полученная в результате переофомления лицензии ООО «Шахта «Новокузнецкая-Северная». «МелТЭК» приобрёл контроль над «Энергией-НК» в декабре прошлого года, ранее эта компания, в конце 2012 года купившая «Новокузнецкую-Северную», принадлежала новокузнецкому предпринимателю Сергею Ногих. По данным Николая Караваева, директора ООО «Энергия-НК», на Кушеяковском месторождении компания планирует наладить добычу угля открытым способом в объёме 200 тыс. тонн в год.

На аукционах 30 июня новый участок – Восточный 1 Нарыкского месторождения (262 млн тонн запасов угля марки Д) – с обязанностью закрыть шахту «Зиминка» в Прокопьевске приобрело ЗАО «Салек» (входит в «СДС-Уголь», отраслевое подразделение холдинга «Сибирский деловой союз», СДС). Его представитель Дмитрий Царев сообщил, что запасы, на которых работает предприятие, через несколько лет заканчиваются, поэтому нужны новые запасы. 7 июля ООО «Шахтоуправление «Майское» холдинга «СДС-Уголь» купило лицензию на участок Перспективный с условием проведения ликвидационных работ на участке прокопьевской шахты «Красногорская». Запасы на Перспективном составляют 182,96 млн (марки Д, ДГ и Г), кроме того, есть также прогнозные ресурсы, которые оцениваются в 25 млн тонн. Запасы на участке шахты «Красногорская» составляют 39,26 млн, из которых предоставлены для попутной добычи в ходе ликвидационных работ 950 тыс. тонн коксующихся марок К, КО и КС. 

Ещё одно предприятие СДС ООО «Разрез «Киселевский» купило участок Киселевский 2 (25,2 млн тонн марки Д) в качестве прирезки для поддержания существующего уровня добычи. Ещё два таких участка добавило к своим запасам ОАО «Южный Кузбасс» (группа «Мечел») – Березовский Глубокий с запасами 14,7 млн тонн (коксующиеся марки К, КО, КС и энергетическая СС) и Сибиргинский 3 с запасами 4,42 млн (марка КС). Как пояснил представитель «Южного Кузбасса» Игорь Рыбалкин, оба угольных участка являются прирезками к уже имеющимся запасам компании и необходимы для дальнейшего горного развития предприятий.

ОАО «СУЭК-Кузбасс» (контролируется СУЭК) приобрело право недропользования на участке Сычевский Перспективный в Беловском районе с запасами 66,04 млн тонн энергетического угля марки Д. Как пояснил после аукциона заместитель технического директора «СУЭК-Кузбасс» Михаил Волков, новые запасы компании необходимы для замещения выпадающих мощностей шахты им. 7 ноября в Ленинске-Кузнецком. Через два года её запасы закончатся, пояснил он, поэтому компания планирует построить замену. У компании уже есть лицензия на одном из участков Сычевского угольного пласта, приобретение Сычевского Перспективного позволит увеличить запасы и построить нормальное рентабельное предприятие. Согласно намеченному проекту освоения участка Сычевский Перспективный на нем планируется построить шахту мощностью «от 3 млн тонн угля в год», а шахта им 7 ноября работает в настоящее время с нагрузкой 4 млн тонн угля в год. В ноябре прошлого года «СУЭК-Кузбасс» за 71,5 млн тонн приобрел право пользования недрами на участке Камышанский Северный с запасами 110 млн тонн угля энергетических марок Д, ДГ и Г. Эти запасы понадобились компании для строительства нового угольного разреза в связи с тем, что в 2014 году прекратил добычу в связи с исчерпанием запасов разрез «Майский в составе компании.

Как показывают результаты приобретений новых участков недр в прошлом и нынешнем годах, в современных условиях слабого спроса и низких цен на уголь, основными проектами угольщиков в ближайшее время будут замены закрывающихся по разным причинам производств.

 

Рубрики:

Деловые новости

[27 июня] «Азот» приобрел 7 зданий ПО «Прогресс»
[27 июня] На «Кузнецких ферросплавах» загорелся трансформатор
[27 июня] Задолженность по зарплате в Кузбассе снова начала расти
[24 июня] Внутри фонтана на кемеровском бульваре Строителей делают кафе
[24 июня] Разрез «Кузнецкий Южный» заявляет об отсутствие планов строить погрузку в Подобасе

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


Новинка: видеоинтервью!

 

Больше интервью

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко