Бизнес-портал Кузбасса

Новости, обзоры, рынки, аналитика,
события, опросы и многое другое

об изданииархив номеров еженедельникарекламаподпискаобратная связьчитатели о насфотогалереяАвант-ПЕРСОНАДоброе дело

Новости компаний

[29 мая] Кузбасские компании смогут следить за состоянием здоровья сотрудников по-новому
[28 мая] МегаФон в первом квартале 2020 года показал рост чистой прибыли на фоне внешних вызовов
[28 мая] «Good Лето» — Чем занять детей на летних каникулах?
[26 мая] Покупки одежды в «онлайн» выросли в Кузбассе во время изоляции в 7,5 раз
[26 мая] Подведены итоги регионального конкурса «Бренд Кузбасса – 2019»


Издательская группа «Авант»

Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР»
Деловой альманах «Авант-ПАРТНЕР Рейтинг»
Журнал «Авант-Style»


наш опрос

Сколько автомобилей в вашей семье?





результаты
архив голосований


Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР» № 26 от 19.12.2019

Роман Жаворонков: «Мы делаем всё, чтобы у нас всегда был запас людей, компетенций, навыков и опыта»

Роман ЖАВОРОНКОВЗа счёт чего региональная телекоммуникационная компания растёт и развивается в столь непростых экономических условиях, выдерживая конкуренцию с федеральными компаниями? Зачем параллельно запускает много разнообразных проектов, и как сама компания оценивает результаты этой деятельности? Об этом и не только «А-П» поговорил с генеральным директором «Good Line» – Романом ЖАВОРОНКОВЫМ.
 
– Роман Викторович, «Good Line» осталась практически единственной региональной компанией на телекоммуникационном рынке Кузбасса. Как Вы думаете, почему так получилось? И способна ли вообще региональная компания выжить в столь жёсткой конкурентной борьбе с федеральными гигантами?
 
– Да, мне кажется, вполне. Только выживать нужно не «вдруг когда-нибудь», а с первого дня существования. Тогда и будет всё в порядке.

С самого начала и на протяжении всего времени работы мы вкладывались и вкладываемся в инфраструктуру и сервис. И сегодня с полным правом можем сказать, что и сервис, и инфраструктура у нас лучше, чем у подавляющего большинства игроков на рынке. По большому счёту, все сервисные фишки, которые сегодня есть в отрасли, мы используем. Может быть за исключением некоторых, которые доступны самым большим игрокам. С другой стороны, все эти фишки очень дорогие, когда только появляются на рынке, но быстро становятся доступными и нам.
 
– Но для федеральных компаний большую роль играет эффект масштаба. У вас применение новых технологий получается дороже?
 
– Мы не испытываем давления с этой точки зрения. Масштаб нашего бизнеса позволяет использовать сложные технологии для того, чтобы быть полностью в тренде. У нас с этим нет проблем.
 
– Сегодня не самая благоприятная ситуация на рынке. Компания ощущает это?
 
– Безусловно. Доходы населения России снижаются шестой год подряд. Это отражается на всех и на всём. Если несколько лет подряд идёт спад реальных доходов, от этого никому лучше не становится. Хотя в этом году ситуация вроде бы улучшилась.

Что касается нашей компании, то мы всё равно растём, конечно, не без труда. Для этого нам приходится применять огромный технологический набор. Наша деятельность стала очень сложной. А всё для того, чтобы компенсировать неблагоприятную экономическую ситуацию. При другом раскладе ситуации с такими сверхусилиями можно было бы получить и большие результаты.
 
– «Пакет Яровой-Озерова» как-то повлиял на деятельность компании?
 
– Мне кажется, что здесь не надо драматизировать. Любой рынок, который достиг зрелости, всегда регулируется больше, чем молодой. Когда телеком был растущий, то регулирования толком не было. Спросите, как регулируется медицинский или автомобильный рынок... Везде есть свои проблемы, это естественный процесс. Можно на это сетовать, но смысла нет. Мы спокойно к этому относимся.
 
– Два года назад вы запустили проект «Цифровой город», который был презентован как экосистема мобильных приложений. Что получилось сделать за два года?
 
– От проекта «Цифровой город» осталось не так много сервисов, в которых мы видим перспективу: «Запись к врачу», «ЦифроАрбат», «ЖКХ Кузбасс», «Онлайн-дозор». По большому счёту, мы перестали концентрироваться на регионе. Сегодня для нас важно вывести сервисы на федеральный уровень. Мы активно работаем в этом направлении.

Хорошо продолжает развиваться «ЦифроАрбат». Это афиша событий и мероприятий. Сервис у нас работает уже в 30 городах России, в том числе в городах-миллионниках. Сейчас разбираемся с выходом на рынок Санкт-Петербурга, чтобы развиваться дальше по стране.

Сервисом оплаты услуг ЖКХ можно пользоваться. Однако он растёт медленно, не так, как мы бы этого хотели. На данный момент приложение не окупается, и мы будем смотреть куда его интегрировать.

Сервис «Онлайн-дозор» чувствует себя неплохо. У нас дворовыми камерами покрыто порядка 10% города Кемерово. Надо понимать, что для такого непростого рынка – весьма неплохой результат. Стоит сказать, что никому в стране этот рынок не удалось нормально монетизировать. У нас это получается, хотя и не без проблем. Поэтому мы по-прежнему ищем технологию, которая позволила бы нормально продавать. Рынок новый, и пока развитие идёт сложно.

Если говорить о сервисе «Запись к врачу», то здесь всё идёт хорошо. Параллельно с этим приложением мы, совместно с Кемеровским областным медицинским информационно-аналитическим центром, ведём работу ещё над несколькими проектами: приложение для участкового врача находится в стадии тестирования, а для стационарного врача – в стадии разработки. Мы активно сотрудничаем с врачами. Ведь они – наши конечные потребители, и важно сделать сервисы удобными для них.

Если обобщить всё вышесказанное, то у нас «выстрелил» «ЦифроАрбат» и проекты, связанные с медициной. Здесь мы видим перспективу, понимаем куда нам расти и развиваться.
 
– Работа над этими проектами и их развитие – это попытка выйти на федеральный уровень?

– Надо понимать, что реализация и развитие некоторых проектов невозможны только в рамках нашего региона. Нас «выталкивает» на больший масштаб.

Когда мы придумываем проект, нет такого, что намеренно делаем его для федерального уровня. Механизм следующий: появилась идея, мы быстро её тестируем, пробуем и смотрим подходит или нет. Дальше тот или иной проект нас выводит куда-то. Мы его постоянно анализируем и совершенствуем. Это помогает сделать наши продукты интересными для потребителя и востребованными на рынке.

Проблема новатора звучит очень просто: чем больше ты занимаешься инновациями, тем больше ты ошибаешься. Именно поэтому у компании, которая пытается сделать что-то новое, не всегда всё идёт гладко.
 
– Вернёмся к «ЦифроАрбату». Как смотрятся Кемерово с Новокузнецком на фоне других городов, в которых работает приложение?
 
– В Кемерове и Новокузнецке мы уже вошли в жизнь пользователей. Заняли определённую нишу. Если же говорить про количество мероприятий, то в городах-миллионниках больше событий, больше организаторов. Они открытые и лучше реагируют на предложения.

Мы ищем устойчивую экономическую модель для развития этого направления. Я надеюсь, что через полгода найдём решение. Не стоит забывать, что этот проект уникален, так как он вырос «снизу» – из городской модерации, потом был взят на разработку в наш «IT-инкубатор» и только потом уже запущен в «большую жизнь».
 
– «IT-инкубатор» – это один из ваших образовательных проектов...
 
– На данный момент у нас два направления образовательной работы: кафедра Good Line и IT-инкубатор. Они разработаны под разные задачи. Кафедра решает в основном социальные вопросы и частично кадровые. Инкубатор нужен именно для выращивания кадров.
 
– Вы запустили проект «Кафедра Good Line» более трёх лет назад. Что-то изменилось за это время? Пересматриваете концепцию, подходы?
 
– Кафедра Good Line ведёт обучение с 2016 года и работает на базе КузГТУ. В этом году у нас будет уже седьмой выпуск. Подготовка идёт по трём направлениям: «Управление проектами», «Интернет-маркетинг» и «Программная разработка». Мы учим тому, что умеем сами, передаем студентам актуальные востребованные знания. За то время, что существует кафедра у нас увеличилось количество дисциплин. Сейчас есть ощущение, что она достигла определённого потолка – задачи, поставленные при её создании, мы уже реализовали. Надо придумывать новые смыслы, идеи и развивать их.

Например, мы задумываемся о том, чтобы добавить сегмент платного образования. У нас высшее образование дает фундаментальные знания, не закрывая подчас потребности рынка. Студенты часто не осознают необходимость практического дополнительного образования. Мы же можем провести студента от первого и до старших курсов университета, подготовив его к реальным проектам.

В целом, у нас получилась связка кафедры и инкубатора. Сначала ребята могут прийти на кафедру, а потом – в инкубатор на стажировку, где более глубокое погружение в профессию.

Инкубатору исполнилось уже три года, было четыре выпуска. Здесь идёт подготовка специалистов по востребованным сегодня IT-направлениям. Для нас важно посмотреть на ребят в реальных проектах, это хорошая возможность выбрать себе кадры на будущее.
 
– Интересно, Вы как-то ощущаете изменения, которые происходят последние годы у молодёжи, приходящей к вам?
 
– Молодежью вечно недовольны. Верно? Но ведь люди меняются. У каждого поколения есть сильные стороны, и мы это понимаем. Именно поэтому приходится бизнесу заниматься и кафедрами, и инкубаторами. Это реалии нашего современного мира.
 
– Вы считаете, что это эффективный способ подготовки кадров и поддержания себя в тонусе?
 
– Понятно, что кафедра и инкубатор не дают никаких гарантий ни нам, ни тем, кто там обучается. Обычная история – после обучения ребята либо остаются работать, либо куда-то уходят.

С другой стороны, динамическое развитие предполагает некую сопутствующую атмосферу вокруг компании: сообщества, комьюнити. Атмосферу создают близкие по духу люди, которые могут у нас и не работать.

Это как интеграционные цепочки при сложном конструировании, когда разные компании трудятся в единых информационных системах или по единым протоколам в одном информационном поле. Иначе гибкости не достичь. И мы пытаемся сделать эту систему масштабнее, чтобы охватить как можно больше народу и говорить с ними на одном языке.

Всех вариантов развития предсказать невозможно. Именно поэтому мы делаем всё, чтобы у нас всегда был запас людей, компетенций, навыков, связей и опыта для оперативного реагирования на изменение рыночных условий.
 
– Какие у Вас критерии отбора сотрудников?
 
– Мы ожидаем от человека энергии, если её нет, то уже не интересно. Ждём гибкости ума и интеллекта. Мы используем новые технологии, работать с ними сложно. Если человек не привык думать и напрягать мозг, то ему здесь нечего делать.

Сложные системы предполагают сложную культуру управления. Люди, разговаривающие на разных языках, с разным жизненным опытом и коммуникационными сценариями не смогут работать в одной динамичной команде. Они будут постоянно конфликтовать из-за простых вещей. Именно поэтому личный профиль – это то, на что мы смотрим.

При этом в нашей компании есть «текучка», это неизбежный процесс. Проблема в том, что экономика становится всё более сложной, непредсказуемой, нет тенденций к её явному росту. И если ты хочешь попасть в новое лучшее место, нужно бежать в два раза быстрее. Соответственно, люди должны быть к этому готовы. Но это всегда напряжение: человек, который занимается чем-то увлекательным, испытывает напряжение, так как интересная работа не бывает простой, а работать у нас интересно. Не все на это способны, это нормально.
 
– Сложная система требует неординарных людей? Вы удерживаете звёзд?
 
– Всё с точки зрения здравого смысла. Каждый человек уникален. Мы смотрим на компетенции человека. У нас индивидуальный подход, и мы ориентируемся по ситуации.

Новая экономика требует более адекватных реакций, способности перестраиваться, делать то, что ты раньше не делал. Вопрос в том, что ты должен это делать за те же деньги. Люди сложно воспринимают это, и их можно понять.
 
– Уже год работает «Совет по цифровой экономике и урбанистике», созданный при Совете народных депутатов Кемеровской области, который Вы возглавляете. Что главное сделано за этот год? Дал ли он что-то компании или это параллельный процесс?
 
– Это идёт параллельно. К сожалению, бежать быстрее чем исполнительная власть нельзя, не получится, двигаемся с той скоростью, с которой развивается регион. Цифровым технологиям много внимания не уделялось. Именно поэтому и начало у нас достаточно долгое. Я думаю, что эта фаза будет ещё продолжаться год-два.

IT-технологии же не сами по себе существуют. Они должны использоваться в бизнесе, в государственном управлении. Руководители разного уровня должны понимать, что без цифровых технологий они просто не могут жить и работать, тогда и будет развитие. А когда «и на листочках нормально», тогда нет запроса на IT-технологии.
Сегодня ситуация меняется, и есть прогресс, но с нуля это очень сложно построить. Первые шаги они всегда мучительны. Губернатор нас поддерживает, работа идёт.

– Весь этот год шла реализация большого социального проекта «Площадь Кузбасских историй», вы были инициатором и, наверное, главным его «мотором». Сейчас уже не по горячим следам, а по прошествии некоторого времени давайте вернёмся к главным вопросам: что он дал, хотели бы Вы его продолжать?
 
– Пока не знаем. Будем смотреть и думать сможем ли мы найти спонсоров для дальнейшего развития проекта. Своё любопытство мы удовлетворили, посмотрели, как это всё работает. Поняли, что подобный подход и формат возможен.

Проект прошёл «прокачку» на программе «Культурная инициатива. Лидерство в креативных индустриях» в Москве. На участие в программе было подано 1 770 заявок из 65 регионов России. Единственный проект из Кемеровской области – «Площадь Кузбасских историй» – занял второе место в номинации «Место силы» и получил рекомендацию экспертной комиссии к получению гранта от «Федерального агентства по делам молодежи» на дальнейшее развитие в размере 1 000 000 рублей.

Наш проект действительно уникален. Мало кто говорит о бизнес-моделях. Для нас же важна эффективность. Мы хотим, чтобы проект работал и приносил пользу.

Проще говоря, «Площадь кузбасских историй» – это проект создания новой экономики, поиск новых бизнес моделей, ниш для малого предпринимательства, для самореализации.

У нас в стране сейчас экономика не предпринимательская, не инновационная. Нет понимания цены. Ведь по большому счёту, только повышение цены вытаскивает новые свойства продукции, новые возможности. Если ты берёшь мало денег, то ты можешь только деградировать. Инновации – это всегда очень затратно.

Пока же мы находимся в поиске ответа на вопрос: «Что делать дальше с этим проектом?». Время покажет.
 
– А что Вы считаете для себя главным итогом этого очень насыщенного года?
 
– Начну с того, что мы всегда недовольны результатом. За этот год мы многое попробовали и сделали. Что-то получилось, что-то нет. У нас много проектов, ряд из них требуют перезагрузки. Другие ещё слишком малы, чтобы ими хвастаться.
 
– И какие планы на будущий год?
 
– Можно сказать, что у нас их нет. Сейчас не время трендов, сейчас время поиска. Хорошо, когда рынок растущий, и конъюнктура хорошая. Сегодня же всё ситуативно. Приходится искать решения по ходу, а не строить далеко идущее планы.

Мы точно знаем, что будем заниматься технологическим бизнесом, связанным с IT, а куда вырулим – время покажет. Если выстрелит что-то из того, что мы делаем сейчас – хорошо. Если нет – будем решать, что с этим делать.

Беседовала
Галина Красильникова
 
 

Рубрики:

Деловые новости

[29 мая] СМИ смогут получить поддержку в связи с потерями из-за пандемии коронавируса
[29 мая] Назначен генеральный директор «НЦ ВостНИИ»
[29 мая] Вахтовики прибывшие из Якутии смогут находится на самоизоляции дома
[29 мая] Кузбасский рынок туристских услуг в апреле 2020 года сократился в 364 раза
[28 мая] Фонд поддержки предпринимательства Кузбасса получит 300 млн рублей докапитализации

Все новости


Рынки/отрасли

Поиск по сайту


 

 
© Бизнес-портал Кузбасса
Все права защищены
Идея проекта, информация об авторах
(384-2) 58-56-16
editor@avant-partner.ru
Разработка сайта ‛
Студия Михаила Христосенко